Статья 'Становление доминирующей мотивации и ценностных ориентаций у младших школьников с соматическими проблемами здоровья.' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Psychologist
Reference:

Development of the Dominating Motivation and Value Systems of Elementary School Students with Health Problems

Grigor'eva Elena Viktorovna

speech therapist and special eduation teacher at Secondary General School of Home Education No. 388

127566, Russia, Moscow, str. Sretenka, 29

elena-t814ur90@mail.ru

DOI:

10.7256/2306-0425.2014.6.13634

Review date:

05-11-2014


Publish date:

19-11-2014


Abstract: The psychological analysis of structure motivatsionno - the potrebnostny sphere and valuable educations of children of younger school age with somatic problems of health is provided. The polisemichnost of the concept "motive", "requirement", "motivation" of known conceptual theories of domestic psychologists is analyzed. The problem formation of the identity of the child of younger school age with somatic problems of health and specifics of development of a personal orientation during this period is covered, the place taken by motives and motivation in structure of the identity of the child and a taxonomy of motives in the theory of activity approach of A. N. Leontyev becomes clear. An objective of this research is studying of gradual change of motivation of the child in connection with development in it of a somatic disease. The problem is considered from two parties, through formation of "the acquired helplessness", on the one hand and through development of nadsituativny activity, with another. On the basis of the theoretical analysis, the conclusion about influence of a chronic somatic disease on formation, structure, specifics of an iyerarkhirization of motives and a personal orientation of the younger school student with health problems is drawn. Are noted age distinction in features of the motivational sphere of children with somatic diseases, it is shown that the strongest changes come after 10 years when the child starts realizing more stoutly himself and the illness. 


This article written in Russian. You can find original text of the article here .
Проблематика развития мотивационной сферы в трудах отечественных психологов.

Термин «мотив» в различных концепциях мотивации интерпретируется по-разному. Большинство авторов проявляет согласие с тем, что мотив по своей природе это сложное психологическое образование. Потребность, а так же намерение, являются границами данного образования. В основном мотив рассматривается исследователями в виде одного конкретного психологического феномена, который, в свою очередь, может быть разным.

Мотив может рассматриваться в качестве осознанного побуждения, направляющего деятельность (В.И.Ковалев), как намерение (по Л.И. Божович - намерения как генератор поведения в вариациях утверждения решения[10]), или это предмет удовлетворения какой-либо возникшей потребности (А.Н. Леонтьев)[17] как стабилизированные личностные характеристики (К.К. Платонов, В.С. Мерлин).

Также нет полной определенности в вопросе о соотношении потребностей и мотивов. Ряд авторов уподобляют эти термины. Например, Ш.Н.Чхартишвили указывает на то, что «большая часть тех явлений, которые обычно в педагогике называют мотивами учения, представляет собой конкретно потребность либо явление, непосредственно связанное с потребностями» (по [21]).

В.И.Селиванов и Н.Х. Барамидзе отмечают временные различия между потребностью и мотивом. Потребности, представленные в виде системы осознанных и неосознанных побуждений, относительно устойчивы и постоянны, а мотивы – временные образования. Многие мотивы, по мнению этих авторов, не связаны с потребностями.

А.Н. Леонтьев также разделяет понятия потребности и мотива. «Потребность» - это предпосылка деятельности, внутреннее «состояние организма», но направляет деятельность, определенным образом «мотив». «Мотив – это тот самый объект, отвечающий какой – либо потребности. Который в той или иной форме, отражаясь субъектом, ведет его к деятельности»(по [15]). Таким образом, любая одна и та же потребность может быть реализована с помощью различных мотивов и посредством различных деятельностей.

В различных областях психологического знания используется понятие «мотивация». В рамках данного термина исследуются причины, структурные компоненты механизма целенаправленного поведения не только человека, но и представителей фауны. Как известно, в поведенческий акт субъекта заложены две взаимодополняющие стороны: побудительная и регуляционная. Возникший процесс побуждения обеспечивает активность и направленность человеческого поведения. Регуляционный компонент механизма поведения, в свою очередь, призван отвечать за то, как в данной конкретной жизненной ситуации строится поведение от начала до конца.

«Мотивация» является сложной, многоуровневой системой, которая включает в себя самые разнообразные понятия. Конкретно под «мотивационной сферой» мы понимаем всю имеющуюся у данного индивидуума совокупность явлений. Подразумеваем всё сочетание мотивационных образований, включающее в себя комплекс мотивов, потребностей и целей, индивидуальных шаблонов поведения, разнообразных интересов.

Отечественный психолог В.Г. Асеев, исследовавший структуру человеческой мотивации, включает в понятие «мотивации» не только мотивы и потребности индивидуума, но и интересы, влечения, цели, идеалы, объединяя их термином «побуждение»[3].

В свою очередь, Е.П.Ильин характеризует «мотивацию» как психическую деятельность по формированию «основания активности человека и побуждения к достижению выбранной цели». При этом он говорит о том, что это особый вид детерминации поведения, от которого необходимо отчленить тот вид побуждения, связанный рефлекторной реакцией на внешние стимулы[14].

В.К. Вилюнас формулирует определение термина «мотивация» как некое базовое, родоначальное понятие, которое объединяет всё взаимоотношение психологических процессов и образований. Которые и запускают весь процесс деятельности [11]. В данном случае волевые процессы составляют лишь часть процессов мотивационных. В.К.Вилюнас отмечает, что термин «мотивация» включает в себя и физиологические механизмы.

Рассматривая «мотивацию» как направленную активность, мы можем предполагать некое взаимоотношение динамической и содержательной сторон [21]. Изучая «мотивацию», в данном контексте, нужно исходить из того, что продуктивность, процесс и, соответственно, результат любой человеческой деятельности, определяются изначально направленностью мотивов, их содержанием. А так же показателем интенсивности и напряженности мотивов соответствующего наполнения. Всё это в итоге и рождает своеобразность личностной мотивации.

Любую форму поведения можно объяснить ситуативно возникшими как внутренними, так и внешними факторами. В случае внутренней причины в качестве начального и итогового пунктов пояснения обозначаются психологические особенности субъекта поведения, а в случае внешней причины – некие внешние обстоятельства и условия деятельности человека.

Говоря об «интринсивной» (внутренней) мотивации, имеют в виду потребности, установки, намерения, желания, интересы. Нередко человека характеризуют внутренние психологические факторы. Они как бы изнутри, определяют его поведение. Это называется «личностными диспозициями». В таком случае употребляют такие термины как «диспозиционная» и «ситуационная» мотивация, как аналогичные проявления внутренней и внешней предопределенности поведения.

В работах Е.П. Ильина говорится про то, что сама мотивация и мотивы должны быть обусловлены внутренне, они не могут побуждаться внешними стимулами, как утверждали представители бихевиоризма Д. Холл и Б. Скиннер (по [14]). Ильин предлагает упоминать о «внешнестимулируемой», или «внешнеорганизованной» мотивации, осознавая в том числе, разные что обстоятельства, сама ситуация усваивают значение для мотивации только в том случае, когда становятся значимыми для удовлетворения потребностей, желаний человека. В результате осмысленного отражения окружающей действительности и формируется мотивационная структура. Автор считает, что важным фактором образования мотивации является именно осознанная мыслительная работа, но не внезапное проявление внутренних динамических мотивационных тенденций[3].

В разработанной А. Н. Леонтьевым теории деятельности то определение понятия, которое закреплено за термином «потребность», полисемично. Под этим термином имеются в виду и потребность в общении, и биологические потребности, и так называемые психологические потребности. Отмечается, что «потребность» пробуждает своеобразный рефлекс поискового поведения. При этом поиск заканчивается удовлетворением и опредмечиванием возникшей «потребности».

А.Н. Леонтьев рассматривает «потребность» и в ее отношении к деятельности. Он считает, что главным и обязательнейшим условием для возникновения процесса деятельности есть наличие потребности. Более того, деятельностью называется только то, что отвечает потребности. Сам процесс побуждения А.Н. Леонтьев называет «мотивом», то есть, подразумевая под этим понятием нечто внешнее, движущее. Это то, что направляет движение, порождает, наполняет, конкретизирует, обогащает потребность. Именно мотив определяет потребность, а не потребность определяет развитие мотива. Мотив деятельности это не только идеально представляемый, но и собственно материализованный предмет потребности.

В своих работах он четко различает понятия «мотива» и «цели». «Цель» всегда осознается самим объектом, это всегда тот итог деятельности, к которому движется человек. А то, ради чего субъект стремится достигнуть цели, определяется мотивом. Может возникать трансформация целей в мотивы. Первоначальным для деятельности человека должно быть именно несоответствие целей и мотивов. Наоборот, их тождественность можно рассматривать уже как явление второстепенное. Поскольку это или итог усвоения целью самостоятельной побуждающей силы мотивов, или результат осмысления [17],[18].

Мотиву А.Н. Леонтьев приписывает смыслообразующую функцию, и отсюда происходит такой феномен как «сдвиг мотива на цель», когда к деятельности побуждает не само желание завладеть каким – либо предметом, а выполнение действия, поскольку оно вызывает интерес. В данном контексте становление и дальнейшее развитие мотивов необходимо рассматривать в связке с такими функциями деятельности, как регуляционная, побудительная, смыслообразующая, и, в том числе, с ее необходимой направленностью [18].

В теории Л.И. Божович подвергается сомнению положение А.Н. Леонтьева о том, что предметы (не обязательно конкретная вещь) могут порождать потребность. Она пишет, что А.Н. Леонтьев так и не осветил тот момент, который мог бы объяснить за счет каких психологических компонентов индивид начинает воспроизводить те предметы, потребности в коих ранее потребности еще не имел [10].

Л.И. Божович дает своё определение «мотива»: это, считает она, то, для чего и реализовывается деятельность, в отличие от целевой установки, на которую этот деятельностный акт был направлен [10]. Анализируя проблему соотношения мотивов и потребностей, Л.И.Божович приходит к такому важному и значимому выводу, что побудительный процесс к какому-либо действию должен происходить именно от потребности. А уже объект, который призван ее удовлетворить, обозначает только характер и направленность деятельности.

В теориях отечественной психологии «мотив» и «потребность» нередко относят к таким категориям как «ценность», считая данные понятия как равные по важности.

Мы можем уверенно утверждать, что процесс личностного развития, связан с иерархиризацией мотивов и дальнейшей эволюцией самопознания.

Мотивация надситуативности являет собой направление мотивации, которое раскрывает ключевые линии поведенческого акта в разнообразных случаях и, конечно, при вкраплении в многообразные виды человеческой деятельности. В мотивации этого уровня прослеживается отношение ребенка непосредственно к миру и собственной личности.Проблема надситуативнойактивности подробно разбиралась в работах В.А.Петровского[22] и Т.Н.Березиной [5]. В.А.Петровский к надсознательнойактивности относил склонность к бескорыстному риску, а также стремление выполнить задание более сложным способом, рассматривая последнее как стремление к саморазвитию. Говоря в терминах мотивации, надситуативной мотивацией по В.А.Петровскомубудет мотив самосовершенствования и саморазвития, а также мотивы бескорыстного риска. По Т.Н. Березиной дополнительно выделяются альтруистические и эстетические мотивы в качестве надситуативных, когда ребенок совершает бескорыстный поступок (мотив «творить добро») или стремиться сделать задание не просто так, а красиво (эстетический мотив»).

В канве деятельностного подхода мы можем отследить разнообразные мотивационные уровни. К этим уровням относят уровень надситуативный уровень, а так же уровень непосредственно деятельности. Другими словами это и есть «доминирующая мотивация». Она, непосредственно обеспечивает направленность личности и её стабилизацию [10].

Направленность личности Л.И.Божович понимает как ведущие, или доминирующие мотивы. Это преобладающие мотивы, создающие направленность личности в разных сферах ее жизнедеятельности [10].

В отечественной психологии существует ряд классификаций направленности личности. Изучая мотивацию подростков, авторы выделяют три разновидности личностной направленности: личная направленность, коллективистическая (общественная) направленность, деловая направленность[10].

К концу подросткового возраста структура личности стабилизируется. Начиная с этого возраста изучается личностная направленность. При этом мотивы доминирующие не только ярко выражены, но и осознаются.

Формирование «ценностей» (ценностных ориентаций) связано с нормами, принятыми в обществе. «Ценности» оказывают влияние на поведение человека, хотя и в меньшей степени, чем мотивы, непосредственно побуждающие и направляющие поведение. «Ценности», в отличие от мотивов, четко осознаются индивидом. Д. Макклелландсчитает, что связь между ценностями и мотивами отсутствует, а случайные корреляции, проявляющиеся в некоторых исследованиях, следует отнести за счет особых обстоятельств в конкретной группе испытуемых (по [19)].

Однако можно проследить роль мотивации и ценностных ориентаций при выборе стратегии поведения или частного поведенческого паттерна. Например, при ярко выраженном мотиве достижения стиль поведения в профессиональном сообществе будет зависеть от преобладающей ценности – личного успеха или коллективной работы.

Особенности развития личности детей с соматическими проблемами здоровья.

Хронические болезни являются факторами, ведущими к стойкому падению работоспособности. Они приводят потенциальному риску инвалидизации. Весомой причиной снижения работоспособности могут быть и серьезные изменения в психике, возникающие у заболевших пациентов.

У человека с хроническим заболеванием психологические трудности находятся в фокусе внимания из-за увеличивающегося множества болезней, имеющих характер длительного, хронического течения.

Узловой задачей психологической науки, в этом контексте, является сохранение адекватного качества жизни соматического больного. Когда речь идет о детях, имеющих соматические заболевания, то проблема развития их личности является проблемой не только психологии, но и педагогики [13]. Одной из задач современной школы является создание эмоционально безопасной образовательной среды [6], которая способствует развитию здоровой личности и снижает риск развития психосоматических заболеваний [7].

За последние годы велась активная разработка концепций внутренней картины болезни, иными словами целостного образа заболевания, возникающего у пациента. Учеными были открыты различные методы психодиагностики отношения к болезни при хронической соматической патологии, выполнен целый ряд экспериментальных психологических работ на заболевших пациентах с соматическиминедугами. Каждый соматический недуг, и особенно хронической формы, продолжительно текущий, как правило, сопряжен с различными видами нервно-психических отклонений. Учеными доказано влияние соматической патологии не только на психологический статус, но и развитие личности субъекта [23].

В соответствии МКБ, дети, находящиеся в условиях с хронической соматической патологии разделены на группы. Первая – дети с достаточно легкой степенью протекания заболевания, при котором не происходит серьезного ухудшения функционирования организма. Вторая – группа с тяжелым протеканием заболевания, которое провоцирует возникновение острых болей с сопутствующим страхом смерти(по [16]).

В это же время в психологии еще не в полной мере раскрыты факторы и условия жизнедеятельности личности субъекта в особых, жизненно сложных ситуациях. Несомненно, что состояние хронического недуга является одной сложных жизненных ситуаций. Дальнейшие изучения хронически соматизированных личностей могут помочь в разработке различных коррекционных программ и помощи для развития личности, учитывая не только обобщенные законы психического развития, но и своеобразные особенности соматизированных больных.

Содержание достаточно трудной, сложной ситуации развития не редко связано именно с физической дефективностью человека. Это может быть неизлечимое или хроническое заболевание. Может иметь место компонент депривации - нахождение в специальных учреждениях, либо отсутствие матери на ранних этапах и т.п. Особенно важным, в современном периоде всеобщей соматизации, можно считать изучение главенствующих причин становления личности в условиях соматического недуга. Доказано, что хроническая патология провоцируют состояние сложной социальной ситуации развития.

Исследования, проводимые в фокусе проблем изменений личности, завязанных с хронической соматизацией, скорее медицинского характера. В основе этих эмпирических исследований лежат теории медицинского знания. Поэтому результат интерпретации данных исследований мало сопоставим с психологическим знанием. Здесь господствует мнение о том, что именно биологические факторы являются пусковыми установками для неадекватного развития личности.

Наличие специфических личностных особенностей объясняется изменениями функционирования нервной системы вследствие влияния приобретенной болезни. Но при этом поверхностно учитываются влияние, например психологического или социального фактора на развитие.

Исследования такой проблемы как становление доминирующей и учебной мотивации в целом у детей данной возрастной группы с соматическими хроническими заболеваниями дает возможность, во избежание отрицательных личностных новообразований, наметить пути своевременного оказания психологической помощи.

Сформулирована позиция, что дети с соматическими патологиями, имеют множество специфичных свойств, что отличает их от здоровых ровесников[16]. Имеется в виду следующие выявленные проблемы:

1. Повышенный или высокий тревожностный уровень, искаженный вид самовосприятия, низкий уровень социализации.

2. Недостаточный багаж познания окружающего мира и неточность сведений о нем.

3. Сниженность познавательной активности.

4. Специфическое развитие когнитивной сферы

Длительно болеющий ребенок характеризуется дефицитарностью самоконтроля. Они, как правило, имеют высокую утомляемость, и упадок работоспособности. Не редко можно наблюдать моторную возбудимость.

Многие исследователи детей с проблемами здоровья говорят об их особенностях примерно одинаково: избалованны, не готовы к преодолению трудностей, хорошие манипуляторы.

М.П. Билецкаяотмечает что: по сравнению со здоровыми эта категория детей нерешительны, не верят в себя и свои силы.Более возбудимы, предпочитают пренебрегать своими обязанностями, отличаются недобросовестными поступками. Для них характерна выраженная тревожность, мрачные опасения, напряженность и раздражительность.Отличаются сниженной социальной адаптивностью.Среди жизненных ценностей первые позиции занимает здоровье[9].

Дети – соматики могут по разному реагировать на трудные жизненные ситуации. Это может быть:

• Соматизация переживаний. При этом варианте дети на различные психотравмирующие ситуации реагируют обострением соматического заболевания. Тогда мы говорим о психосоматических вариантах данных заболеваний: для них характерна взаимосвязь психотравмирующей ситуации и обострения, непродолжительные ремиссии и выраженный болевой синдром.

• Нарушение поведения и успеваемости. Ребенок с психосоматической патологией, находясь в ситуации длительного психоэмоционального напряжения, может начать грубить учителям и родителям, дразнить сверстников, драться с ними. Такие дети расторможены, гипервозбудимы. Все это, несомненно, сказывается на их успеваемости. Получая плохие отметки, они начинают вести себя еще хуже, потому что их ругают и наказывают за двойки родители, ими не доволен учитель и о нем плохо думают одноклассники.

• Проявления астенического синдрома у ребенка, закрепление психосоматического компонента заболевания. При этом варианте дети тревожны, гипернормативны, стараются сделать все наилучшим образом, как можно правильнее (« Хочу, чтобы вышло красиво. Все тогда скажут: «У тебя лучший рисунок»). Чем бы ни занимались, они постоянно переживают за результат своих трудов: оценки за контрольную работу, за ответы у доски, за рисунки, за поделки.

Говоря о мотивации младших школьников с соматическими проблемами, необходимо учитывать возрастные особенности мотивации. Как известно, здоровые школьники, независимо от страны проживания, имеют специфические учебные мотивы, мотивы связанные с общением и самоуважением [8].

Младшие школьники с психосоматическими расстройствами, трудными жизненными ситуациями считают в основном те же ситуации, что и дети, не страдающие какой-либо патологией. Однако специфика заключается в том, что самыми большими трудностями дети с патологией называют свою болезнь [9].

Отношение к болезни и адаптация в социуме младших школьников страдающих психосоматической патологией

Соматический вид хронической патологии становится ведущей причиной возникновения поведенческих отклонений у детей этой категории. Наличие специфических эмоциональных и поведенческих особенностей крайне затрудняют адаптацию этой категории детей в социуме.

Состояние хронического соматического недомогания оказывает колоссальное воздействие на работу организма и создаёт для ребёнка состояние психологической травматизации в частности [23].

Переживание трудной жизненной ситуации, может запустить механизм распада компенсаторных ресурсов. Ребенок может по разному относиться к своему состоянию болезни. Это будет зависеть от его возраста и интеллекта и самосознания, особенностей темперамента и характера. Большое влияние на отношение имеют суждения членов семьи о заболевании [18].

При соматизации у детей складывается специфическое отношение к своему недугу. Двойственное отношение к болезни свойственно для той группы детей с соматической патологией, у которых рецидивы болезни часты, но не столь тяжелые. Где то, на уровне сознания, они, конечно же, понимают, что болезнь это не хорошо. Но уже на уровне бессознательном болезнь для них становится более интересной и удобной, чем борьба за здоровье. Такая внутренняя позиция оправдывает себя тем, что для ребенка удобнее быть рядом с мамой, купаясь в её гипер заботе [20].

До десятилетнего возраста дети еще пока не в состоянии глубинно осознать тяжесть заболевания. Это происходит по причине отсутствия четкого понимания себя в происходящей ситуации. И, поскольку, устоявшегося понятия о заболевании ещё нет, то ребенок её и осознает как некое недолгое ограничивание в своей жизни. Детское сознание может определить степень заболевания как раз через «усечения», которые были встроены в привычный обиход жизненного пространства. Очень часто такими ущемлением становятся ограничение в передвижении и учебе [23].

В более старшем возрасте, у детей соматиков, зарождается кризис понимания болезни и её последствий. Возникают стойкие переживания, имеющие характер негативизма. Начинают запускаться психологические защитные механизмы [15]. Они еще более затрудняют усвоение социальных норм и адаптацию в целом для ребенка – соматика.

А.Адлер, описывая особенности развития личности ребенка, имеющего соматические дефекты, отмечал несколько вариантов такого развития [1]. С одной стороны, это развитие комплекса неполноценности, а с другой , у некоторых детей формируется стремление к превосходству в других областях как форме компенсации имеющегося дефекта. Первый путь лучше изучен в нашей литературе. Зато второй путь позволяет формировать надситуативные формы поведения и формировать надситуативные мотивы[12].

Мотивационная сфера связана с эмоциональной, а эмоциональная сфера в свою очередь влияет на физиологи. организма [4] и здоровье. В сфере эмоционального развития у детей с соматическими проблемами присутствует стойкая тревожность. Не только ситуативная, но и личностная. Вследствие этого и зарождается неуверенность в собственных силах, страх. Дети не отстаивают собственное мнение и зависимы от чужого. При всём этом, как ни парадоксально, имеют завышенный уровень самооценки.

Постепенно, не заметно для ребенка заболевание начинает дестабилизировать его деятельность. Разрушая игровую деятельность, пусть даже она уже и не является сейчас ведущей, болезнь препятствует ориентировке ребенка в своем внутреннем мире. Тем самым мешая осознавать последствия болезни и бороться с ней психологически. Длительные курсы медикаментозной терапии, двигательные ограничения, состояние психологической депривации на общем фоне плохого самочувствия ведут к состоянию беспричинного беспокойства и нарастанию тревоги. Не редко возникают регрессивные тенденции. Ребенок как бы разучивается играть совместно и получать от этого процесса удовлетворение [2].

Каждый ребенок, пребывая в длительно протекающем, порою опасном для жизни психосоматическом кризисе здоровья начинает менять свое положение в социуме. Чем тяжелее проявляется соматическая патология, тем масштабнее становятся нарушения здоровья, затрагивая и функциональную его сторону и органическую. Тем и сложен процесс психологической реабилитации, что такие нарушения порой ставят непреодолимые для решения задачи [20].

Заключение

Завершая наш обзор следует упомянуть, что не достаточно полно раскрыто содержание вопроса о таком явлении как мотивационная сфера детей с хроническим протеканием соматических заболеваний, пути её развития и дальнейшего формирования в условиях трудной жизненной ситуации.

Анализируя, мы пришли к такому заключению, что количество детей с соматической патологией неуклонно увеличивается. Выявлен факт специфических различий в их развитии.

Болезнь оказывает пагубное влияние на работу систем организма. Она является для ребенка непереносимым психотравмирущим фактором.

Таким образом, данная работа может содействовать решению глобальных задач воспитания и образования детей с соматическими патологиями развития с учетом их возможностей и потребностей.



References
1.
Adler A. Praktika i teoriya individual'noi psikhologii: M.: Fond «Za ekonomicheskuyu gramotnost'», 1995-96 s.
2.
Andrushchenko T.Yu., Shashlova G.M. Diagnostika soderzhaniya obshcheniya 6-7 letnikh detei s blizkimi vzroslymi // Psikholog v detskom sadu.-2000.-№4.
3.
Aseev V.G. Motivatsiya povedeniya i formirovanie lichnosti.-M.: Izdatel'stvo «Mysl'», 1976.-. 23—24s.
4.
Berezina T.N. Izmerenie polozhitel'nykh emotsii posredstvom novogo apparatnogo metoda. // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2014. № 7. S. 766-773.
5.
Berezina T.N. Nadsoznatel'noe kak obrazovanie vysshego poryadka. // Mir psikhologii. 2014. № 1. S. 240-253.
6.
Berezina T.N. Ob emotsional'noi bezopasnosti obrazovatel'noi sredy // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2013. № 9. S. 897–902.
7.
Berezina T.N. Emotsional'naya bezopasnost' obrazovatel'noi sredy i ee vliyanie na sub''ektivnoe sostoyanie zdorov'ya u studentov. // Almamater (Vestnik vysshei shkoly). 2014. № 2. S. 36-40.
8.
Berezina T.N., Balan I.S. Sravnitel'nyi analiz emotsional'nopsikhologicheskoi bezopasnosti obrazovatel'noi sredy v rossiiskoi i amerikanskoi shkolakh.// Almamater (Vestnik vysshei shkoly). 2014. № 4. S. 28-33.
9.
Biletskaya M.P. Kliniko-psikhologicheskie osobennosti detei i podrostkov s psikhosomaticheskimi zabolevaniyami zheludochno-kishechnogo trakta [Tekst] / M. P. Biletskaya, E. A. Silenko // Nevrologicheskii vestnik im. V. M. Bekhtereva.-2007.-Tom 39, N 3.-S. 62-66.
10.
Bozhovich L.I. Lichnost' i ee formirovanie v detskom vozraste. – M., 1968.-464 s.
11.
Vilyunas V.K. Psikhologiya razvitiya motivatsii ‐ M.: Rech', 2006/.
12.
Gurevich P.S. Affekty i razvitie rebenka. //Psikhologiya i psikhotekhnika. 2014. № 6. S. 573-576.
13.
Ekimova V.I., Kirsanov V.M., Leshchenko S.G., Sidenko A.S., Sidenko E.A. Pedagogika professional'nogo obrazovaniya: problemy i perspektivy razvitiya v usloviyakh reformy. M., 2013.
14.
Il'in E.P. Motivatsiya i motivy SPb: Piter, 2002, 512 s.
15.
Kulagina I.Yu. Problemy dominiruyushchei motivatsii v kontekste teorii deyatel'nosti A.N. Leont'eva//Moskovskaya psikhologicheskaya shkola: Istoriya i sovremennost': v 4 t. / Pod obshch. red. Deistv. Chl. RAO, prof. V.V. Rubtsova. T.IV. – M.: MGPPU, 2007. – S.146-156.
16.
Kurtanova Yu.E. Lichnostnye osobennosti detei s razlichnymi khronicheskimi somaticheskimi zabolevaniyami Avtoref. dis. : kand. psikhol. nauk.-M., 2004
17.
Leont'ev A. N. Potrebnosti, motivy, emotsii. M., 1971.
18.
Leont'ev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost'.-M.: Politizdat, 1975.-304 s.
19.
Lisina M.I. Obshchenie, lichnost' i psikhika rebenka. – M.: MPSI, 2001.– 384s.
20.
Makklelland D. Motivatsiya cheloveka. – M.-SPb., 2007.-672 s.
21.
Matyukhina M.V. Motivatsiya mladshikh shkol'nikov. – M.: Pedagogika, 1984.
22.
Petrovskii V.A. Lichnost' v psikhologii: paradigma sub''ektnosti. g. Rostov-na-Donu, «Feniks», 1996,s.512.
23.
Sokolova E.T., Nikolaeva V.N. Osobennosti lichnosti pri pogranichnykh rasstroistvakh i somaticheskikh zabolevaniyakh.-M., 1995.
24.
Chumakova E.A., Gaponova N.I., Berezina T.N. Otsenka effektivnosti primeneniya terapii afobazolom v kompleksnom lechenii bol'nykh arterial'noi gipertenziei // Rossiiskii kardiologicheskii zhurnal. 2014. № 2 (106). S. 89-95.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website