Статья 'Собирательные образы футбольных фанатов, создаваемые и используемые в современной российской специализированной прессе ' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Psychologist
Reference:

Generalized Images of Football Fans Created and Used in Modern Russian Trade Press

Ribokas Tomas Vladasovich

media office specialist at Russian State Social University, post-graduate student of the Department of Social Studies and Philosophy of Culture at Russian State Social University

129226, Russia, g. Moscow, ul. Vil'gel'ma Pika, 4, str. 1, of. 4

fomaribokas@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-8701.2015.4.15358

Review date:

23-05-2015


Publish date:

03-07-2015


Abstract: The object of research in this article is the football fan movement. The research subject is the generalized images of football fans created and used in modern domestic printing and electronic mass media. The purpose of this work is to assess similar images of fans as subcultures, and also determination of features and components of images of the football fan in mass media. The special attention of the author is paid to a social component of the fan movement and concrete examples of its manifestation as in our country, and abroad. The research method in this article is the analysis of articles in specialized sports mass media, and also the comparative analysis of the Russian and foreign fan movement. The main conclusions of the author are reduced to that the images of football fans created in sports mass media essentially influence a social assessment of the fan movement. The problem of fan subculture and its reflection on the mass media pages has the deep social implication which is beyond the sport. The novelty of the presented work consists in more detailed and profound studying of images of football fans in mass media. The practical importance of research is that it provides a possibility to create an objective and realistic image of the football fan which in its turn will allow to define and eliminate false images and stereotypic delusions of football fans.


Keywords:

journalist, unrest, hooligan, nationalist, subculture, stadium, fan, football, sports, press

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Рассматривая образы футбольных фанатов, создаваемые спортивными изданиями в нашей стране, стоит отметить две основных тенденции. Это сильное различие в отношении к фанату со стороны определенных изданий, а также отведение им определенного места в проведении футбольных мероприятий. Можно говорить о создании двух независимых «лагерей» спортивной прессы, которые по-разному реагируют и пишут о фанатах и их действиях. У обеих групп существует свое видение ситуации и свой набор образов, которые они активно используют и развивают в своих материалах. На основе анализа материалов спортивных СМИ нами были выделены определенные собирательные группы образов, присущие именно спортивной прессе. Данные группы представляют собой набор определенных черт, которые приписываются фанатам в различных спортивных изданиях.

Вандал, агрессор мешающий смотреть футбол. Один из наиболее распространенных образов в спортивной прессе, который активно используется достаточно долгое количество времени и перенимается не спортивной и не тематической прессой. Данный образ имеет ярко выраженную негативную окраску и, как правило, сопровождается либо гневными письмами читателей, либо отдельной авторской, или даже редакторской колонкой к материалу [1].

Одним из наиболее частых аргументов при использовании данного образа является тот факт, что человек не может спокойно прийти на футбол с семьей, детьми, так как происходящее на трибунах может угрожать их здоровью и психике. Данное мнение строится на двух основных постулатах: песни распеваемые фанатами содержат большое количество нецензурной лексики и слишком активная поддержка команды с применение петард, фаеров, дымовых шашек и других видов пиротехники опасна для окружающих. Фанат предстает антисоциальной личностью, чьим основным желанием и стремлением является желание публично нецензурно выражаться и срывать матчи. При этом зачастую в пример нерадивым российским болельщикам ставят примеры «цивилизованного» боление в Англии и Германии. Это представляет журналистов как непрофессионалов и дилетантов, так как в Англии нецензурной брани и нецензурных песен не только не меньше, а порой намного больше чем в России. Это является устоявшейся традицией в этой стране и там считается абсолютно нормальным, что болельщики всех возрастов громко и слаженно оскорбляют речевками и песнями не только команду соперника, но и отдельных ее игроков [2]. Германия же известна всей фанатской общественности как эталон так называемых «фаер-шоу», в процессе которого применяется огромное количество пиротехники [3]. Журналисты не могут, а порой и не хотят признавать, что подобная культура боления не родилась в нашей стране, а только видоизменилась и приспособилась, будучи заимствованной из других стран. Авторы статей продолжают приписывать подобный вандализм и бескультурье именно российским болельщикам. Это связанно с нежеланием определенных изданий и отдельных журналистов вникать в суть проблемы и анализировать генезис развития данной культуры в нашей стране. На сегодняшний день данный образ не только банально устарел, но и очень сильно отстал от реалий. Поддержка команды по средствам пиротехники, сопровождаемая при этом нецензурной бранью – норма для большинства арен по всей Европе. Ненависть и желание победить в фанатских кругах – это тоже норма, в связи с которой мы и видим то, что происходит на трибунах.

Нельзя обвинять людей в том, что они следуют общепринятым канонам, видоизменяя их и адаптируя к российской действительности. Более того, футболисты сами отмечают стимулирующее значение подобных явлений [4]. Фанаты выходят на новый уровень, действия становятся более организованными и слаженными, однако данная тенденция не замечается в печати. Таким образом, складывается весьма абсурдная ситуации, когда образ, созданный в начале 90-х, активно используется в наши дни, не претерпевая практически никаких изменений [5]. То есть движение развивается, фанаты становятся более разносторонними и организованными, однако их продолжают ошибочно равнять с образом, который на сегодняшний день не имеет к ним практически никакого отношения.

Другим часто используемым аргументом в качестве подтверждения данного образа являются ссылки на драки и давки в метро. Эта одна из наиболее «любимых» тем спортивных журналистов, которые используют данный образ [6]. Нам предоставляют кадры или фотографии из метро, где запечатлены дерущиеся люди или люди, нарушающие общественный порядок. К этому обычно добавляется информации о случайных пассажирах, пострадавших в результате нападения на них со стороны активных футбольных болельщиков. Интервью участника событий, который абстрактно описывает неких людей в фанатских шарфах дерущихся в вагоне и избивающих случайных встречных. Подобная схема построения материала очень распространена в прессе. Однако стоит отметить, что подобные статьи появляются, зачастую, либо в ответ на материалы конкурентов, где фанат описывается более достойно, либо после матчей, отношения фанатов которых носит принципиальный характер, что скрывает стремление получить аудиторию на основе скандального происшествия. В реальности все намного прозаичнее и проще. Действительно столкновения и драки в метро иногда случаются и действительно их организуют футбольные фанаты. Но они столь редки, что писать о них, чуть ли не каждый тур чемпионата России по футболу не представляется адекватным. Более того в вопросе «страдания» мирных граждан ситуация также не столь радикальна, как пытается показать спортивная пресса. Фанатов в подобных столкновениях интересуют именно фанаты противоположной команды. Помимо футбольной атрибутики есть определенный дресс-код и поведенческие модели, которые позволяют фанатам безошибочно узнавать друг друга в толпе. Это сводит практически к минимуму травмы не только случайных прохожих, но и обычных мирных болельщиков в клубной атрибутике.

Вторым аргументом в данной ситуации является тот факт, что все станции метрополитена оборудованы камерами видеонаблюдения, что неизбежно влечет за собой административное или даже уголовное наказания в связи с попаданием дерущихся в их объективы [7]. Логично предположить, что если у фанатов и возникает желание выяснить разногласия в драке, то метрополитен является наименее удобной и пригодной для этого территорией, и им намного проще сделать это, заранее обговорив место и время в удаленной от полиции и мирного населения точке. [8] Однако существует и другой аспект данного образа – к фанатам часто приписывают несовершеннолетних людей, которые одевают клубную атрибутику и ведут себя максимально вызывающе. Это действительно фанаты, однако они стоят на наиболее низкой ступени фанатской иерархии, и их целью является скорее желание самоутвердиться, чем поддержать родной клуб.

Однако зачастую, именно на этих людях акцентируют свое внимания журналисты, делая их примером рядового активного болельщика. Время беспорядочных драк с применением подручных средств осталось далеко в 90ых, однако образ фаната, занимающегося подобными действиями, продолжает не только существовать, но и активно применяться журналистами спортивной прессы. Это опять же указывает на несоответствие реальному генезису фанатского движения и тому, что о нем пишется в прессе.

И третьим, пожалуй, наименее скандальным и наиболее мирным аргументом в пользу использования и верности данного образа является поведение фанатов во время футбольного матча, а именно их нежелание садиться и постоянное перемещение, активные физические действия на трибуне. В редакции спортивных изданий очень часто приходят письма с жалобами на вечные прыжки и закрытие обзора фанатов. Действительно, рядовому болельщику, не вникающему в данную субкультуру, очень сложно понять, почему нужно обязательно все девяносто минут матча стоять и прыгать, а не сидеть в удобном кресле, предназначенном для просмотра. Здесь нельзя говорить о стереотипизации или «отсталости» образа от действительности, так как данное явление имеет место быть на наших стадионах. Однако, это, так же как и многое другое, было не придумано отечественными фанатами, а заимствованно у заграничных коллег. Тут речь идет скорее о недопонимании друг друга. Данные категории болельщиков имеют разные цели похода на футбол. Если фанаты ставят во главу угла в первую очередь поддержу команды и участие в ее победах, то рядовые болельщики, как и в советское время, просто хотят насладиться зрелищной игрой и не более. Однако то с какой частотой эта, казалось бы, незначительная спорная тема появляется в спортивных СМИ - ставит вопрос о намеренном создании негативного образа у российского фаната.

В целом, подобный образ и его использование – прямое подтверждение нежелания редакции развиваться теми темпами, которыми развивается все движение активных отечественных фанатов. Фанат уже перешел определенные этапы становления и развития, отбросив определенные модели поведения и самоутверждения, однако пресса продолжает описывать его именно таким, каким он был несколько десятилетий назад [9].

Болельщик красочно и активно поддерживающий свою команду. В противовес к негативным образам, нельзя не отметить, наличие и позитивного образа в отечественной спортивной прессе к футбольному фанату. Этот образ появляется на страницах наиболее свободных от предрассудков и уважаемых изданий. Он сопровождается красочными фотографиями с массовых акций и одобрительными отзывами как участников, так и очевидцами событий. Редакции в данном случае преследуют две цели: во-первых, показать более правдивую и современную информация для молодых и разносторонних читателей, а во вторых завоевать рынок непосредственно самих футбольных фанатов, которым также свойственно читать спортивную прессу [10].

Одними из распространенных материалов, в которых используется данный образ являются материалы о массовых акциях и красочной поддержке команды. Освещаются в первую очередь ведущие команды и их фанаты. То, что происходит на матчах в преддверии принципиальных встреч или дерби – это очень интересный материал для исследования и создания на их основе статей. Сегодня нельзя удивить рядового читателя информацией с матча Спартак – ЦСКА, где болельщики обеих команд выкладывают на своих секторах огромные надписи и вывешивают баннеры. Фанат в данных статьях предстают организованными группами с четко выраженными интересами и целями, которые способны к массовым акциям и имеют четкую иерархию. Это уже не человек, одетый в тяжелую обувь с клубным шарфом на шее, чьей целью является принятие алкоголя и участие в драке, коим пристает нам фанат в другой прессе, это образ который имеет намного больше общего с реальностью. Редакции подобными материалами показывает, что фанатизм вышел на новый уровень, и его невозможно оценивать на основе старых стереотипов. Сегодня фанаты – это неотъемлемая часть команды и футболисты с ними считаются [11]. Подобные материалы порой способны повергнуть в шок неподготовленного обывателя, который черпал информацию об активных болельщиках из других спортивных СМИ, и чьи представления о фанатах были исключительно негативными.

Другим примером создания и использования подобного образа являются материалы о фанатах, которые посещают игры своих команд в других городах [12]. Подобные статьи появляются нечасто и описывают поведение фанатов на выездных матчах, а также способы добраться мест проведения подобных игр и те жертвы, на которые пошли активные болельщики для посещения этих матчей. Фанат на так называемом «выезде» для фанатской прессы – это отдельный жанр, а для спортивной прессы - это неплохой способ оценить и рассмотреть данную субкультуру более углубленно и несколько с другой стороны. Для спортивных изданий данный аспект жизни фанатов является абсолютно новым и практически неизученным. Именно в связи с этим, материалы на эту тему носят такой восторженный оттенок [13]. Не обходиться, однако, и без негативного оттенка в данном образе, так как многие газеты и журналы обвиняют клубы в намеренной оплате болельщикам билетов и проживания в других городах. Данная информация имеет под собой определенную почву, однако, к большинству истинных фанатов не относится. В целом же создается образ некого «героя», который, не смотря на погоду, занятость и финансовое состояние, всеми возможными способами едет на выезд для поддержания любимой командой. Ему приписывается некая жертвенность и преодоления огромного количества трудностей. Стоит отметить, что данный образ в спортивной прессе освещается не полностью, к примеру, ни слова не говорится об отношении к приезжим фанатам со стороны местной милиции.

Поднимается исключительно романтический аспект путешествия в другие города с описанием того, как фанаты махали флагами из вагонов и распевали песни. Однако даже подобное углубление в жизнь рядового фаната и попытки ее анализа выводит издания на новый уровень и несет в себе попытку уйти от старых стереотипов и образов и создать свои новые и индивидуальные.

Отдельно стоит отметить также издания, уделяющие внимание хоровому пению и фанатской атрибутике, так как они также способствуют формированию именно этого образа футбольного фаната. Здесь в первую очередь выделяются глянцевые издания, которые с одной стороны могут позволить себе выделить большое количество полос под подобные статьи, где приведут тексты песен и отдельных кричалок и речевок, а также в хорошем качестве разместить фотографии коллекций атрибутики. [14] Хоровое пение сегодня – это отдельный крайний важный аспект поддержи команды со стороны активных болельщиков и издания, которые это понимают и выделяют на своих страницах, также завоевывают определенную аудиторию и способствую уничтожению стереотипов. Отмечая данный аспект поддержи СМИ признают определенную организованность и субординацию в рядах фанатов, что приводит к пересмотрю образа индивидуала-хулигана и некоторых других образов. Фанат предстает часть определенной группы, которой свойственны свои модели поведения, то есть отдельной развитой субкультурой.

Коллекции атрибутики также яркий пример создания подобного образа. На страницах спортивных СМИ можно увидеть материалы о коллекционерах и их коллекциях. Таким образом, читатель понимает, что эти люди не только прикрываются футболом для достижения своих интересов, но действительно живут им и выделяют его как свое основное хобби. Когда описываются примерные стоимости коллекций и количество экспонатов, то фанат предстает человеком с хорошим достатком и серьезными целями, а не просто пьяным школьником в клубном шарфе. Происходит процесс некой перезагрузки в отношении восприятия образа фаната со стороны рядового болельщика, который и является основным потребителем спортивной прессы. Конечно, он не меняет его полностью, однако определенный вклад в процесс разрушения жестких стереотипов 90-х вносит.

Человек, прикрывающийся футболом для создания беспорядков . В среде спортивных журналистов есть определенная группа, поставившая перед собой задачу разобраться в понятии и сути явления футбольного фанатизма, однако, по определенным причинам не углубилась в данное явление, а только рассмотрела его со стороны и сделала ряд выводов по этому поводу[15]. Зачастую подобные незаконченные и очень поверхностные попытки исследований приводят к созданию подобного рода образов [16]. Увидев насилие и акты агрессии или выплеска негативных эмоций, авторы создали и начали нести в массы образ человека, который использует поход на футбол и любое к нему отношение только с одной целью – целью насилия. Фанаты представляются беснующейся толпой, которые ищут способы устроить беспорядки и драки. Это приводит не только к подрыву репутации фанатского движения в глазах рядовых читателей, но и к созданию ситуации, когда любые массовые беспорядки в городе начинают приписывать именно фанатам.

В данном случае используются приемы, схожие с уже рассмотренным негативным образом. Читателю предоставляют картины массовых драк возле стадиона и в вагонах метро, непременно с изображением человека в крови и кареты скорой помощи. Зачастую доходит до весьма абсурдных ситуаций, когда пьяная драка в метро во время матча приписывается именно фанатскому движению, а подкрепляется не имеющими к данному инциденту фотографиями фанатских столкновений несколько годичной давности. Подобный образ весьма негативно сказывается на самих фанатах, их начинают бояться в метро, пересаживаясь в соседние вагоны, к ним начинает более пристально присматриваться полиция. В данной ситуации любое действие со стороны фанатов расценивается как агрессия, что неизменно приводит к ответной реакции и способствует накаливанию обстановки в и так уже достаточно «взрывоопасной» среде [17].

Другой распространенный образ использования данного образа – репортажи на тему сломанных стульев и жжения фаеров и другой различной пиротехники. Читателю предоставляют обзорный репортаж на тему бесчинства фанатов, а подкрепляют его фотографией кучи вырванных из пазов стульев. При этом абсолютно не учитывается, что фаера после горения элементарно тушиться о бетон, а стулья порой, из-за недоброкачественного отношения подрядчиков – крепиться в пазы весьма условно и имеют свойство ломаться, когда на них садятся люди. Более того, изданиями умалчивается информация о том, что количество билетов, продаваемых на фанатские сектора больше чем количество сидячих мест на данных трибунах. Это приводит к неминуемой давке и, как следствие, к поломке стульев.

Однако до читателя доходит исключительно информация о бесчинстве фанатов и их агрессии. Безусловно, нельзя не рассматривать факт поломки стульев и определенного инвентаря самими фанатами. Однако, как уже отмечалось, на это также есть объективные причины: это уже рассмотренные представители движения подросткового возраста, а также факт присутствия напряженно принципиальной атмосферы на секторе, которая, собственно, и свойственна настоящим фанатам. Что касается фаеров и пиротехники, то практически во всей Европе этому не придают такого значения, как в некоторых наших спортивных изданиях. Это явление уже давно укоренилось на многих аренах старого света. Более того, в Санкт – Петербурге болельщики Зенита так же используют пиротехнику, с согласия руководства клуба и под надзором представителей пожарной службы [18]. Тем не менее, для отечественных спортивных СМИ пиротехника продолжает являться чем-то сенсационным и из ряда вон выходящим. Это еще раз доказывает факт несоответствия достоверности информации о фанатах в прессе и уровнем развития самого фанатского движения. В данном случае речь не идет о разрыве в десятилетия, но на определенный временной отрезок данные факты, безусловно, устарели [19]. Еще одним аспектом попытки аналитики движения и последующим причислением его исключительно к агрессивным группам является информация о так называемых «драках в лесу». Это явление является весьма распространенным в фанатских кругах и представляет собой некий аналог старорусских забав «стенка на стенку», имеющих определенные правила и договоренности. Однако общественности это преподносится как еще один пример беспричинной агрессии и стремлению к абсолютному безжалостному насилию со стороны фанатов. Материалы описывают в ярчайших красках количество пострадавших и яростное поведение участников. При этом в расчет по каким-то причинам не берется несколько фактов. Во-первых, факт того, что подобные драки происходят исключительно за чертой городской местности или, по крайней мере, в уединенных парках. Это связанно не только с нежеланием не попасть под арест, но и с нежеланием жертв среди случайный прохожих. Таким образом, нельзя говорить о слепом желании насилия со стороны фанатов, так как они продумывают место проведения поединков, снижая до минимума возможность присутствия на них не субкультурных людей. Во-вторых, тот факт, что после этих «кровавых побоищ» в травмпункты практически не попадают люди, что говорит о, скорее, спортивной, нежели насильственной составляющей данных акций. Спортивная пресса не обращается к подобным фактам. Это связанно, в первую очередь, с нехваткой информации и с нежеланием глубокого анализа данной субкультуры. Данный образ весьма распространен и активно используется. Это приводит к настраиванию граждан негативно и осуждающе по отношению к фанатам. Самим же фанатам приходится еще более закрываться от социума и снижать до минимума выход информации. Таким образом, формирования подобного образа приводит к укреплению фанатизма как закрытой агрессивной субкультуре, которая осуждается общественностью [20].

Весельчак, пришедший на праздник . Спортивные СМИ, очень часто используют и подобный образ. Он стирает грани между рядовыми болельщиками, подростками и активными фанатами. Это смешение, с одной стороны, делает фаната менее агрессивным в глазах общественности, однако, с другой, не передает истинного положения дел в фанатской среде и не раскрывает аспекты жизни настоящего футбольного фаната.

На страницах изданий все чаще появляется болельщик с клубным шарфом, раскрашенным в соответствии с цветами клуба лицом и с наличием другой атрибутики. Радостные лица, песни и шум – именно таким читателю представляют фаната. Происходит процесс смешения образов рядового болельщика и образа истинного фаната. Руководствуясь другой информацией и другими образами, обычный человек начинает воспринимать подобных «фанатов» как типичных представителей субкультуры и применять к ним оценочные критерии соответственные данной группе. Это один из многих примеров, когда один положительный образ перекрывает собой несколько негативных, однако, при этом не соответствует действительности. Ярчайшим примером данного преображения и ошибочной переработки данного образа может служить репутация голландских фанатов среди россиян. Со страниц нашей спортивной прессы – они предстают нам весельчаками, одетыми во все оранжевое, активно размахивающими национальными флагами и устраивающими праздник везде, где бы они ни появились. На самом же деле фанаты и хулиганы из Нидерландов – одни из самых опасных и агрессивных в мире. В стычках между ними часто в ход идут молотки, биты и слезоточивый газ, а сами подобные драки периодически заканчиваются летальными исходами[21]. И если само сообщество фанатов это прекрасно знает, то для рядового читателя спортивной прессы это остается загадкой.

Другой пример представления фаната в виде весельчака – это описание массовых гуляний после важных побед клуба или сборной страны по футболу [22]. Тут читателю представляют картину народных массовых гуляний наиболее активно, в которых себя проявляют именно футбольные фанаты. Первые подобные материалы начали активно проявляться после победы ЦСКА в кубке УЕФА. Когда на гуляния в центе города вышло достаточно большое количество народа и на первые полосы многих спортивных газет попали фотографии памятника Пушкину с повязанным ему на шею шарфом красно – синего цвета. Фанат предстает человеком мало агрессивным и открытым, радующимся победе своего клуба и готовым поделиться со всеми окружающими своей радостью [23]. Он предстает неким эмоциональным центром, вокруг которого объединяются все остальные люди. Однако, данная информация тоже не соответствует действительности. Массовые гуляние действительно имели место быть, но только истинных фанатов там было не так много. Большинство представителей рассматриваемой субкультуры смотрели данный матч в локальных спорт–барах и после окончания матча радовались своей победе все тем же маленьким закрытым кругом, что свойственно данной субкультуре в принципе. Более того в столице имели место быть ожесточенные столкновения между фанатами победившей команды и их извечных противников из стана московского Спартака. Данная информация сильно противоречит создаваемому образу, в котором болельщики разных росситйских клубов радовались победе вражеской команды, объединенные общей идеей патриотизма. Данный образ имеет под собой вполне объяснимые основания: если есть причина для радости и важная победа, то вполне оправданна радость и празднества со стороны фанатов и даже представители других клубов должны порадоваться за соперников, так как те представляют с ними одну страну. В реалии же это говорит только о поверхности изучения субкультуры и нежелании углубленного ее анализа.

На сегодняшний день существует только несколько определенных фанатских групп объединенных дружбой, которая формируется не на основе территориального или национального признака, а исключительно на основе личностных отношений или исторически сложившимися корнями. Данный же образ подобную ситуацию не учитывает. Имеет место быть смешение образов фаната футбольной сборной и фаната футбольного клуба. Между этими понятиями огромная разница. Если ради поддержки сборной нашей страны все противоборствующие группировки заключают некое подобие мирного соглашения для более слаженного и успешного выступления на стадионе, то в случае с клубными фанатами подобные пакты невозможны в принципе. Таким образом, можно выделить процесс некого замещения одного образа другим на ошибочных основаниях. Журналисты, делавшие материалы после побед сборной и последующих гуляний, пытаются перенести это и на клубные победы, однако, как уже было отмечено выше, это невозможно и является ошибкой.

Семейный болельщик . Человек, пришедший на стадион с семьей и детьми, также часто используется отечественными спортивными СМИ для придания статьи того или иного эмоционального окраса материалу. Ребенок в клубном шарфе, идущий на футбол за руку с отцом или общая панорама семейного сектора вызывают у читателя всплеск положительных эмоций и помимо этого формирует у него определенный положительный образ фаната. Однако данный процесс также имеет под собой определенные негативные аспекты и способен к созданию стереотипизации образа в глазах читателя или даже к созданию неверного и обманчивого образа.

Один из способов применения данного образа – описание походов на футбол отцов и детей. Читателю преподносят образ человека, который соблюдает преемственность фанатских поколений и считает абсолютно нормальным и крайне важным явлением – поход с ребенком на матч. Подкрепленный фотографиями, данный образ очень часто появляется на страницах прессы. С одной стороны нам показывают человека, который, несмотря на частую информацию о проблемах с фанатами и насилии, привел ребенка на матч, а с другой отца, который считает важным этапом воспитания сына – привести его на матч любимой команды и дать возможность прочувствовать все атмосферу во время матчей. Однако тут также присутствует процесс смешивания образов и выпадение целого пласта в иерархии футбольных фанатов. Читателю предстает уже взрослый состоявшийся человек, который может позволить себе и сыну просмотр футбола с центральных секторов стадиона, в удобных креслах и с различными закусками. Сектора же за воротами, где происходит наиболее активная поддержка команды, журналисты отдают молодежи, которая уже вышла из возраста, когда можно ходить на стадионы с отцом, но еще не обзавелась постоянным доходом и семьей, чтобы приходить на центральные трибуны уже со своими детьми. Создается абсурдная ситуация, когда, по мнению авторов, существуют только три этапа развития футбольного фаната: когда он ходит на футбол с отцом, когда сам смотрит его за воротами и когда приводит собственных детей. Однако абсолютно выпадают люди среднего возраста без детей или люди, которые даже с возрастом продолжают ходить на сектора за воротами. В реальности существует большая группа людей, которые даже в зрелом возрасте придерживаются устоев фанатской субкультуры и продолжают ходить именно на виражи. Кроме того, есть люди, которые считают нужным приобщать детей к фанатской среде и приводят их на сектора, расположенные за воротами. Таким образом, хотя данный образ и улучшает репутацию фаната в глазах общественности, он не раскрывает первопричины и цели возникновения фанатской субкультуры, формирую неверное отношение общественности к людям наиболее активно поддерживающих свою команду.

Другой пример формирования образа семейного фаната – это описание и репортажи с семейных секторов. Читателю рассказывают о том, что собственно происходит на данных секторах, как себя ведут маленькие дети, и как на самом деле это позитивно и как мало негатива и агрессии существует на футбольных матчах. Подобные статьи подкрепляются большим количеством фотографий с радостными, смеющимися детьми и их спокойными удовлетворенными родителями. Если говорить о процессе создания позитивного образа футбольного фаната, то подобные материалы полезны и выполняют роль некого противовеса по отношении массового негатива к фанатам со стороны спортивной прессы. Происходит процесс раздвоения образа на негативный – классический и позитивный – семейный.

Вместе с тем этот процесс очень негативно влияет на образ истинных фанатов. Описывая сначала бесчинства и агрессию на секторах за воротами, где располагаются истинные представители субкультуры, а потом, показывая и рассказывая читателю о семейных секторах, авторы ставят потребителя перед неким выбором, который тот должен сделать. А именно, какого фаната выбрать и кого считать и называть истинным фанатом: шумных, активных болельщиков за воротами, о которых там много и часто негативно отзываются практически во всех СМИ или спокойных семейных болельщиков. Под воздействием уже существующих образов человек делает выбор именно в сторону семейного болельщика и начинает называть именно его настоящим фанатом. Происходить уникальный процесс, когда истинный футбольный фанат теряет свой статус и имя, а человек, не имеющий никакого отношения к данной субкультуре, напротив, данный статус и отношение к образу приобретает. Эта уникальная ситуация возможна, в связи с несколькими факторами. Во-первых, в связи с наличием огромного количества негативных образов фаната в прессе и постоянных попыток обвинить их в том, что они не являются истинной опорой команды. Во-вторых, с тем что привыкшему к спокойствию и стабильности гражданину намного приятнее называть активных фанатов агрессорами, а семейные сектора возводить в ранг нормы. Помимо этого свою роль играет тот аспект, что издания, применяющие данный образ, достаточно примитивно делят болельщиков, в зависимости от их поведения, на «хороших» и «плохих». Если человек ведет себя вызывающе и активно, шумит, поет и применяет пиротехнику, то он «плохой». Если же человек спокойно сидит на секторе и на манер американских стандартов похода на спортивные мероприятия, употребляет пищу и хлопает – то он спокойный, а следовательно – «хороший». Таким образом, при всех попытках прессы создать в данном случае позитивный образ фаната, они не только не делают этого, а еще и совершают попытки отказать фанату в самоопределении и ставят под вопрос сам факт причисления активных фанатов к субкультуре футбольных фанатов.

Эта абсурдная ситуация, когда люди не до конца разобравшиеся в самой субкультуре пытаются определить ее состав и поведенческие модели, характерна для СМИ с еще просоветскими представлениями о болельщике и нежеланием эти представления менять. В очередной раз складывается ситуация, когда само фанатское движение ушло вперед, преодолев несколько этапов своего развития и становления, а образ, приписываемый данному движению, остался прежним и прежними остались нормы, по которым человек приписывают к данной субкультуре.

Образы в фанатских СМИ . Как уже отмечалось ранее, именно фанатская пресса наиболее ярок и разносторонне описывает футбольного фаната. Это связанно с тем, что футбольные фанаты – закрытая субкультура и только находясь внутри – можно полностью понять и проанализировать различные образы ее участников, а так как фанзины (фанатские журналы) выпускаются самими фанатами, то вполне логична сумма образов и качество материалов о представителях движения.

В фанатской прессе футбольный фанат также имеет несколько различных образов, которые связанны с его родом деятельности и видом поддержки команды, а также законности или незаконности его действий.

Хулиган. Именно данный образ наилучшим образом переработан и отточен в фанатских СМИ. Именно тут раскрываются первопричины поведения людей, которых так бояться обычные граждане и именно на страницах фанзинов происходит четкое отделение обычных фанатов и ультрас от хулиганов [24].

Читателю представляют образ человека, имеющий определенный дресс-код. И дело даже не в банальности отличительных черт, которые присущи, к примеру, субкультурам панков или готов, которых можно узнать и идентифицировать издали. Мода хулиганов, намного серьезнее и имеет куда большее значение чем самоопределение и причисление себя к определенной субкультуре. В итоге, новый стиль одежды хулиганов, начали называть footie casual. Этот стиль базировался на нескольких марках дорогой как спортивной, так и неспортивной, одежды в частности на Cerrutti, Sergio Tacchini, Fila, Ellesse, Diadora, Lacoste, Kappa, Adidas и еще одежда для гольфа, выпускаемая компанией Lyle & Scott, а также свитера украшенные орнаментом в виде нескольких ромбов от компании Pringle. Через некоторое время британские фанаты принялись выезжать из страны, сопровождая сборную или клуб. За рубежом футбольные фанаты уделяли свое внимание не только стадионам, и барам, но и многочисленным бутикам [25].

Так через некоторое время в гардеробе футбольных фанатов появились более элитные и дорогие бренды, в частности: CP Company, Stone Island, Aquascutum, Burberrys, Timberland, Hackett, Ted Baker и Paul Smith. Кроме того, в одежде хулиганов сейчас присутствуют бренды таких дизайнеров как: Stone Island denim, Ralph Lauren Polo, Lacoste, Timberland, Pringle, Iceberg, Helmut Lang, Paul Smith, Clarks, Prada Sport, French Connection и Mandarina Duck.

Справедливости ради стоит заметить, что данный список вполне может быть пополнен абсолютно любой маркой, отличающейся оригинальным, и в то же время практичным кроем. А еще одежда этой марки должна быть высокого качества.

Немногим позже в моду вошел радикальный стиль от компаний С.P.Company и Stone Island. Этот стиль подкупил многочисленных футбольных фанатов собственной новизной. Основатель марки, Массимо Ости, свои коллекции придумывал по образу и подобию раритетных униформ, заводских работяг и военнослужащих. Его идеи «практической одежды» реализовали в специфичном крое, а также в использовании разнообразных технических материалов. Все это обеспечило одежде хулиганов максимальный комфорт и долговечность. Многие болельщики утверждали, что куртки Stone Island вполне могли «пережить» даже самые серьезные передряги и радовать своего хозяина «хорошей формой» еще много лет [26].

Фанзины создают примерно такой образ футбольного хулигана: бейсболка, короткий пуховик, куртка-пальто с меховым капюшоном или же дизайнерское пальто (зимой), свитер с узором ромбиками или кофта-кенгуру, винтажная олимпийка, тенниска поло, отличного качества стильные джинсы (только не трубы) и винтажные белые кроссовки (обычно на липучках). На бейсболке, воротнике тенниски, шарфе заметна клетчатая популярная расцветка Aquascutum или Burberrys. Прическа аккуратная и короткая. Именно мода стала для хулиганов возможностью заявить об уникальности собственной субкультуры. И именно мода помогает им отмежеваться от обычных футбольных болельщиков в клоунских колпаках и в шарфах. Кроме того мода оказалась и отличным средством маскировки от сотрудников правоохранительных органов. Ведь они меньше всего ждут каких-либо хулиганских действий от молодых людей, не имеющих стандартной атрибутики, присущей спортивным фанатам, к тому же прилично и дорого одетых.

Если говорить о драках и насилии, то русские футбольные фанзины практически с первых номеров занимались просвещение фанатской среды в вопросах насильственной стороны движения. С распространением общедоступных интернет услуг информационное влияние на участников субкультуры и интересующихся граждан многократно увеличилось.

Отечественные хулиганы прошли под влиянием собственных информационных ресурсов, длинный путь от крайней жестокости до правил честной игры. Журналы и сайты, посредством авторитета стоящих за ресурсами людей, выработали общефанатский кодекс чести и регламенты уличного противостояния [27].

Фанаты бьются голыми руками (честная игра); договорные драки происходят без добивания и излишней жестокости к поверженным; запрещено использовать «аргументы» — арматуру, биты, ножи, травматическое и огнестрельное оружие; недопустимо грабить и воровать; местное население (аборигены) – не должно страдать от нашествия хулиганов во время матчей и дерби; футбольные фанаты не имеют права вовлекаться в криминал; недопустимо писать заявления в правоохранительные органы на членов враждующих клубов.

Ультрас. Другим витком развития активных фанатов – является ультрас, именно они создают те массовые акции, которые можно наблюдать во время матчей, именно они распевают песни и именно они, в большинстве своем, присутствуют на матчах любимой команды в других городах. Вот какой портрет ультрас создается в фанзинах. Группировка ультрас – это почти всегда официально зарегистрированная структура, которая объединяет от десяти до нескольких тысяч наиболее активных фанатов (на момент распада в Fossa del Leoni состояло порядка 5000 человек). Которые занимаются всем что связано с поддержкой своей команды: атрибутика, билеты, организация шоу на трибунах, выезда. В любой из таких группировок есть членские взносы, в среднем по Европе сумма членского взноса составляет 10 евро в месяц. Наиболее мощные европейские организации имеют прямой выход на высшее руководство своих футбольных клубов и, как уже не раз бывало, оказывали сильнейшее влияние на политику клуба. То есть порой ультрас решали вопросы в пользу или против некоторых игроков и других решений клуба. В той же Италии практически все крупные клубы советуются с лидерами своих ультрас по всем вопросам, способным вызвать некий резонанс на трибунах. Помимо этого, практически, все европейские группировки ультрас имеют некие коммерческие отношения с клубом. Клуб практически всегда или просто помогает финансово или даёт возможность самим ультрас заработать на той же атрибутике, билетах и прочем. Например, ультрас варшавской Легии одно время получали по одному злотому с каждого проданного билета на игру Легии [28].

Серьезные группировки ультрас, сами активно участвуют в коммерческой деятельности, имея свои собственные магазины, кабаки, недвижимость, тем самым, зарабатывая сами и получая необходимые суммы для организации шоу на трибунах. А эти траты временами достигают десятков тысяч долларов за один матч! Помимо коммерческой деятельности, официальность всех этих группировок нужна и для контакта с полицией, с которой те же ультрас постоянно контактируют, улаживая те или иные проблемы, связанные с трибунной поддержкой и через которую получают разрешения на те или иные формы поддержки. Абсолютно все большие баннеры, вся пиротехника, все флаги, серпантины и прочее, сначала согласовываются с полицией и уже потом попадают на трибуны. То же самое касается и порядка на трибунах - на всех европейских стадионах в секторах, где располагаются местные ультрас, никогда нет полиции, максимум стюарды в лице собственной службы безопасности и порядок на фанатской трибуне полностью поддерживается именно благодаря группировкам ультрас. Грубо говоря, группировки ультрас делают всё, чтобы организовать трибунную поддержку и облегчить жизнь рядового фаната.

Ультрас – это в первую очередь любовь к команде, честь и верность ей. Поддержка команды на любом матче, независимо домашний или гостевой, и в каком количестве. Для многих европейских ультрас нет такого понятия, как «золотой сезон» они обязаны быть на всех матчах. Любовь, выражается, в виде ношения родных цветов, поддержки и перфоманса на трибунах. Ведь часто же можно заметить на трибунах не что иное, как выложенное из картонок сердце [29]. Ввиду, того, что группировки ультрас - это группы единомышленников и друзей, соответственно это иногда накладывает некий политический окрас. В абсолютном большинстве бригады ультрас аполитичны, но бывает, что подбираются компании с одинаковыми политическими взглядами, отсюда и появляются крайне правые или наоборот, крайне левые группы. Яркий пример Irriducibili Lazio и Roma Boys. Одни крайне правые, другие наоборот, крайне левые. Но помимо этих двух основных группировок и у Лацио и у Ромы есть менее влиятельные и небольшие группировки ультрас с совершенно иными политическими взглядами. Они могут что угодно делать за стадионом, но на трибуне все равны, поэтому на трибунах можно нередко увидеть кельтские кресты, висящие рядом с флагами Че Гевары. Политика никак не должна влиять на поддержку команды, поэтому даже непримиримые находят на трибуне общий язык - язык поддержки своего клуба. Всё что не касается этого - личное дело каждого. Но в абсолютном большинстве своём, группировкиультрас вне политики, сами же ультрас, как и любые граждане своей страны вольны придерживаться любых взглядов.

Что касается российских ультрас то они, как правило, имеют либо умеренно правые взгляды, либо абсолютно аполитичны. Левые взгляды присутствуют только в нескольких клубах и это скорее исключение из правил, которое еще раз подтверждает правило [30]. Данный образ наиболее углубленно проанализирован и наиболее точно описывает ультрас и их образ жизни. Подобное описание можно встретить исключительно в фанатской прессе, которая развивается и совершенствуется вместе с развитием самой культуры футбольных фанатов и конкретно ультрас. Бум данного ответвления фанатской субкультуры, который пришелся на середину 2000-х был проигнорирован как неспортивной прессой, так и изданиями освещающими спортивные события в нашей стране. Однако фанзины, являясь «голосом» самого движения, данную тенденцию осветили и продолжают освещать очень внимательно и обширно, отмечая каждые даже самые мелкие изменения и новшества на трибунах.

Таким образом, можно сделать вывод, что фанатская пресса активно использует и развивает данный образ, весьма разносторонне и многогранно освещая его на своих страницах. Более того фанаты–журналисты на основе своих анализов занимаются прогнозированием дальнейшего развития ультрас и темпов этого развития. Подобная тенденция присуще исключительно фанатской прессе. Создается ситуация, когда полулюбительские СМИ фанатов разбираются в поставленном вопросе намного качественнее и глубже, чем профессиональные журналисты и исследователи из авторитетных профессиональных изданий.

Националист и патриот . Политика присутствует на стадионах, и этого нельзя отрицать, однако, несмотря на весьма лаконичные определения различных изданий о фанате как о фашисте и радикале, на самом деле всё принимает более спокойное и либеральное русло. Всё сводится к понятию национализма и патриотизма. Данная тема в полной мере раскрывается на страницах фанатской прессы и представляет читателю еще один образ активного фаната.

Фанат предстает тут как умеренный патриот. Он обязан любить свою страну, свой город и свой народ.

Националистические настроения стали камнем преткновения между фанатами и обществом. Несмотря на достаточно частые их проявления на трибунах, например, громкое уханье с намёком на обезьян, забрасывание чернокожих игроков бананами, нелицеприятные плакаты и скандирование оскорбительных речёвок — всё это, как правило, списывается на провокаторов . Практически все крупные фанатские группировки декларируют неучастие своих членов в националистических акциях, уверяя, что процент националистов в их рядах невелик. Так, например, в 2006 году РФС и лидеры фан-клубов призвали фанатов не ходить на «Русский марш», хотя таким образом и признали сам факт участия в нём фанатов. Однако данный образ скорее расходится с реальностью. Данный образ скорее несет в себе желание отгородить фанатское движение от преследования со стороны полиции, так как официальные лидеры многих фанатских группировок подозреваются в национализме [31].

Таким образом, имеет место заведомое смягчение и изменение образа футбольного фаната. С точки зрения самого движения фанзинам не выгодно представлять всю правду о национализме или других проявлениях радикализма в своей субкультуре. Создается заведомо ложный образ фаната, который хоть и раскрывает политические взгляды движения, но при этом в значительной мере радикальность этих взглядов смягчает.

ЗОЖ-активист . Устоявшееся мнение изменить обычно очень сложно. И сформировавшийся стереотип закрепляется всерьез и надолго. Однако уже сейчас можно констатировать факт: в молодежной фанатской среде наметилась резкая тенденция в сторону «правильности». Вместо оскорбительных речевок в адрес поклонников других команд и представителей правоохранительных органов теперь болельщики чаще скандируют иные лозунги: «Русские – за Здоровый образ жизни!», «Русские – за спорт!», «Трезвость – выбор сильных», «Русский – значит трезвый!».

Современный идеальный болельщик должен вести здоровый образ жизни и быть примером для остальных. Пока политики и власти пытаются изменить менталитет наших сограждан, борясь с курением и алкоголизмом, фанаты активно берутся за дело. Мнение большинства сильно влияет на подрастающее поколение, и «новички» беспрекословно следуют примеру своих авторитетов.

Одной из важнейших проблем не только в своем движении, но и среди молодежи в целом, фанаты видят в алкоголизации нации и народа. Данная тема активно поднимается на страницах фанатской прессы и рисует читателю образ человек с четкой гражданской позицией в отношении употребления алкоголя.

Вот как непосредственно фанаты видят эту проблему. Алкоголизм – одна из главнейших проблем сегодня для русского Народа и современной России. Именно алкоголь убивает наш генофонд, закабаляет нашу волю, растлевает душу и ломает характер Народа. Производство и продажа этого оружия геноцида (а именно им и является сегодня алкоголь для нашей нации, если сопоставить количество выпиваемого на душу населения и последствия от выпитого) приносит баснословные барыши бессовестным и просто равнодушным бизнесменам, которые в прямом смысле слова убивают и старого, и малого, и еще не рожденного своей продукцией и алчностью [32]. Фанаты выступаем за государственную монополизацию на производство и распространение всей выпускаемой и продаваемой алкогольной продукции сегодня. В дальнейшем необходимо введение отрезвляющего Нацию «сухого» закона. Наказание за изготовление и распространение, а также спекуляцию на этом рынке должны быть адекватными и жесткими. То же самое касается и проблемы с оборотом наркотиков. Только суровое и бескомпромиссное наказание сможет решить эти проблемы

Фанатское движение активно пропагандирует здоровый образ жизни и массовый спорт – это залог успеха в укреплении духа и здоровья соотечественников. Для него важно развитие и популяризация именно массового спорта, а не раскрутка нескольких «звезд» или профессиональных команд.
Для этого наиболее авторитетные фанатские группировки открывают спортивные залы и арендуем площадки для бесплатных занятий в них молодежи. Представители движений, сами безвозмездно тренируют в этих залах. Регулярно проводят бесплатные семинары по рукопашному бою и пропагандируют здоровый образ жизни. Организовываем и проводим соревнования для массового участия молодежи по рукопашному бою, регби, футболу. Все это делается без какой-либо поддержки со стороны государства и служб, которые по статусу должны заниматься этим и поощрять такие инициативы снизу, из Народа. Фанаты, а особенно авторитетные фанаты, делают спорт доступным для молодежи, а главное привлекательным и модным.

Сами фанаты оценивают свою деятельность со страниц свои изданий так:
«В нашей деятельности мы опираемся на все здравые силы народного организма, на всех представителей нашего общества в равной степени, готовых встать с нами в единый строй. Нашему Народу сегодня крайне важна его истинная элита, авангард нашей Нации, готовый бороться за наш Народ и его будущее. А национальной элите крайне необходима разносторонняя поддержка Народа» [33]. В целом ЗОЖ и спорт в среде футбольных фанатов постепенно становится нормой, что находит отклик на страницах фанатских изданий. Данный образ имеет особое значение, так как способен перевернуть представления о фанатах в глазах общественности, которая привыкла воспринимать его, как вечно пьяного и агрессивного человека.

В данной работе нами были проанализированы основные собирательные образы футбольных фанатов, создаваемы специализированными спортивными СМИ. Массовое распространение Интернета на рубеже веков как оказало существенное влияние и изменило все сферы жизни нашего общества [34-35], в том числе и спортивную, и футбольную жизнь. С одной стороны сегодня в Интернете широко освещается не только футбол, но и так называемый «околофутбол», в связи с чем фанатская субкультура как социальное явление стала более информационно открытой и доступной. Вместе с тем представление о ней у людей, не очень разбирающихся в спорте и в спортивной жизни, как правило, стереотипное. Эти стереотипы и являются результатом образов фанатов, создаваемых СМИ, в том числе и в Интернете.



References
1.
Rossiiskie khuligany: krovavyi futbol // Sport-Ekspress. 2010. 19 iyulya.
2.
http://fansmus.ucoz.com/publ/1
3.
http://www.football-world.ru/fanati_germany.php
4.
Prosvetov A. «Bananovyi rai». Kak i pochemu protsvetaet futbol'nyi rasizm v Rossii // Sport-Ekspress. 2011. 19 iyulya.
5.
Yutkin V. Rasizm nashel tribunu. V «Luzhnikakh»… Zametki na temu, kotoruyu ne prinyato obsuzhdat' v futbol'nykh krugakh // Sovetskii sport. 2012. 15 aprelya
6.
Bolel'shchiki uzhe buyanyat // Sovetskii Sport 2008. 27 iyunya; Bolel'shchiki pytalis' perekryt' dvizhenie na yuge Moskvy //RIA Novosti. 2008. 27 iyunya
7.
Molosolov A. Obezglavit' vsekh. Zaderzhany fanaty Spartaka, podozrevaemye v napadenii na sotrudnikov politsii // Sovetskii Sport 2012.
8.
http://fanstyle.ru/stati/11860-andrej-molosolov-obezglavit-vsex/ Rosbalt. 2007. 15 noyabrya
9.
Zyubar R. Rasizm – eto strashno // Sovetskii sport. 2008. 22 marta.
10.
http://fanstyle.ru/video/11923-kanal-ren-tv-dokumentalnyj-film-fanaty/
11.
Tsimmerman S. Zenit-Spartak: posle matcha // Sport-ekspress. 2011. 12 oktyabrya.
12.
Simonov D. Fanaty trebuyut iskry // Sport-ekspress. 2012. 9 aprelya.
13.
Posle igry v Bil'bao 50 fanatov "Loko" podralis' s 200 bolel'shchikami «Atletika» // Sport Ekspress 2012. 24 fevralya.
14.
http://fansong.ru/
15.
Futbol – Rossiya // Sovetskii sport. 2010. 2 aprelya.
16.
Bolel'shchiki «Spartaka» postradali v drake v Kabardino-Balkarii // Sports.ru. 2008. 19 aprelya
17.
«Eto prosto bezobrazie». Delegat matcha uslyshal rasistskie vykriki s tribun v adres Maazu // Sovetskii sport. 2009. 14 maya.
18.
V Sankt-Peterburge futbol'nye fanaty oskorblyali temnokozhego ital'yanskogo igroka // IATs «SOVA». Natsionalizm i ksenofobiya. 2009. 14 avgusta
19.
Bogomolov A. Istoriya bolezni // Novye Izvestiya. 2005. 8 noyabrya
20.
Shazzo A. Futbol'nye fanaty otmetili ispolnenie gimna Rossii na matche v Adygee natsistskim privetstviem // Kavkazskii uzel. Sovetskii Sport 2006. 18 aprelya
21.
http://www.fclubd.ru/2007/06/24/holland_hooligans.html
22.
http://tlt.ru/articles.php?n=1873374
23.
V Peterburge zaderzhany fanaty, burno otmetivshie pobedu «Zenita» // Sport Ekspress 2012. 20 marta.
24.
Kto takoi khuligan? Ultras News. № 10
25.
Stil' kul'tury Ultras News. № 2
26.
Massimo Osti – bog khuliganov. Ultras News. № 5
27.
Nasilie i sport. Ultras News. № 10
28.
Ul'tra ili khuligany? Ultras News. № 3
29.
Kibitsy. Ultras News. № 10
30.
Politika i klub Ultras News. № 4
31.
UEFA rassleduet povedenie fanatov «Zenita» vo vremya matcha s «Marselem» // RIA Novosti. 2008.
32.
ZOZh i zhizn'. Russkii fan vestnik №32
33.
Fanatizm i narod. Russkii fan vestnik №27
34.
Alekseev I.V., Ribokene E.V. Osnovy funktsionirovaniya i rol' v ekonomike Rossii mezhdunarodnykh franchaizingovykh setei // Vestnik Moskovskogo universiteta im. S.Yu. Vitte. Seriya 1: Ekonomika i upravlenie. 2014. № 4(10). S. 82-85.
35.
Alekseev I.V., Ribokene E.V. Formirovanie strategii razvitiya franchaizingovykh predpriyatii v seti Internet // Ekonomicheskie i gumanitarnye nauki. 2014. № 12 (275). S. 116-120.
36.
Baev O.V. Futbol'nye fanaty v evropeiskikh stranakh // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istoriya. 2014. № 6 (32). S. 5-11.
37.
Vetryakov A.I. Futbol'nye fanaty v sovremennoi Rossii: analiz sotsiokul'turnogo fenomena // Yaroslavskii pedagogicheskii vestnik. 2011. T.1. №2. S. 146-148
38.
Granik V.V. Futbol'nye fanaty kak odin iz elementov ekstremistskoi sredy // Nauchnyi portal MVD Rossii. 2014. № 1(25). S. 92-96.
39.
Dikhor' V.A. Psikhologicheskie aspekty adaptatsii futbol'nogo fanata v sovremennom sotsiume. V sbornike: Bezopasnost' i adaptatsiya cheloveka k ekstremal'nym usloviyam sredy i deyatel'nosti. Chelyabinsk, 2014. S. 278-283.
40.
Korotkina T.I, Lichnostnye i sotsial'no-psikhologicheskie osobennosti futbol'nykh fanatov. V sbornike: Nauchnye issledovaniya: ot teorii k praktike. Cheboksary, 2014. S. 193-196.
41.
Kuznetsov M.V. Smyslovoe napolnenie ponyatiya «Futbol'nye fanaty» // Analitika kul'turologi. 2014. № 29. S. 149-152.
42.
Pil'ts G.A. Futbol – eto nasha zhizn': peremeny i protsessy differentsiatsii kul'tury futbol'nykh fanatov // Filosofsko-literaturnyi zhurnal Logos. 2009. № 6(73). S. 114-133.
43.
Pustovoitov Yu.L. Formirovanie potrebnosti sistematicheskikh zanyatii fizicheskoi kul'turoi // Obrazovatel'nye resursy i tekhnologii. 2015. № 1(9). S. 163-168.
44.
Ribokene E.V. Sovremennoe sotsial'no-ekonomicheskoe prostranstvo kak edinaya sistema. V sbornike: Sotsial'naya napravlennost' menedzhmenta: innovatsii, problemy, prioritety Otvetstvennyi redaktor: T.V. Aleksashina, D.E. Morkrvkin. 2013. S. 359-362.
45.
Uzikova A.Yu., Frolov Yu.I Osobennosti samoregulyatsii lichnosti v subkul'ture futbol'nykh fanatov // Kul'turno-istoricheskaya psikhologiya. 2015. T. 11. № 1. S. 34-43.
46.
Flerov O.V. K voprosu o «pravil'nom» mirovozzrenii, ili tri stupeni realizma. V sbornike: perspektivnye napravleniya razvitiya nauki, biznesa, obrazovaniya sbornik nauchnykh trudov po materialam nauchno-prakticheskoi konferentsii. Moskva, 2015. S. 95-101.
47.
Shaidulin M.N. Sotsial'no-psikhologicheskie osobennosti futbol'nykh fanatov Rossii. V sbornike: Sbornik materialov VI vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii molodykh uchenykh s mezhdunarodnym uchastiem «Rossiya molodaya». 2014. S. 600.
48.
Yakuba A.V. Povedencheskii i mirovozzrencheskii oblik subkul'tur futbol'nykh fanatov: teoreticheskii aspekt problemy // Gumanitarnye, sotsial'no-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki. 2014. № 11-1. S. 91-96.
49.
Yakuba A.V. Futbol'nye fanaty kak subkul'tura v Rossii // Vestnik Krasnodarskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 4(26). S. 184-189.
50.
Gulyaikhin V.N. Vkhozhdenie rossiiskoi molodezhi v obshchestvenno-pravovuyu zhizn': rol' pravovoi sotsializatsii // Yuridicheskie issledovaniya.-2013.-11.-C. 88-104. DOI: 10.7256/2409-7136.2013.11.9698. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9698.html
51.
Makhnik D.I., Krysenkova N.B., Tsomartova F.V. Pravo i sotsial'noe razvitie: novaya gumanisticheskaya ierarkhiya tsennostei (Obzor raboty Devyatoi mezhdunarodnoi shkoly molodykh uchenykh-yuristov) // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya / Journal of foreighn legislation and comparative law.-2014.-4.-C. 627-645.
52.
Slezin A.A., Belyaev A.A. Sistema politicheskogo obrazovaniya molodezhi v rossiiskoi provintsii 1945-1954 gg. // Sotsiodinamika.-2013.-1.-C. 28-52. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.1.265. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_265.html
53.
Sedykh N.S. Rol' massovoi kommunikatsii v informatsionno-psikhologicheskom protivodeistvii terrorizmu // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2014.-1.-C. 32-49. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.1.9384.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website