Статья 'Взаимосвязь личностных особенностей и копинг-стратегий молодых интернет-работников' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Psychologist
Reference:

Interrelation between personal traits and coping strategies of the young Internet workers

Zaitsev Dmitriy Viktorovich

Doctor of Sociology

Professor, the department of Philosophy, Sociology and Psychology, Saratov State Technical University

410004, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Chernyshevskogo, 52a, kv. 176

dimasar@mail.ru
Selivanova Yuliya Viktorovna

Doctor of Sociology

Professor, the Correctional Pedagogy, Chernyshevsky Saratov National Research State University

410028, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Vol'skaya, 10a, of. 231

naukasoc@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2020.5.33889

Review date:

13-09-2020


Publish date:

22-10-2020


Abstract: This article proves the results of the original research of psychological aspects of Internet employment of the youth. The subject of this study is interrelation between personal traits and coping strategies of the young Internet workers. Research methodology is based on perception of Internet work as a virtual remote labor activity, in the context of the Internet space, via its resources, and directly affecting the psycho-emotional and psychophysiological state of the employees. Methodological framework contains Ways of Coping Questionnaire by R. Lazarus, Failure Avoidance Motivation by T. Ehlers, Method of Diagnostics of Personal Creativity by E. Tunik, and EPQ methodology by G. Eysenck. The research involved 104 respondents. The novelty of the conducted psychological research consists in acquisition of the fundamentally new empirical results on specificity of personal traits of the young Internet employees that are important for the Russian and foreign science. The main conclusion lies in establishment of correlations between the scales: “Positive Revaluation” and “Extraversion”, “Confrontational Coping” and “Complexity” (of the activity. It is empirically proven that majority of young Internet employees are extraverts, with relative mental stability, of choleric and sanguine temperament, average motivation towards avoiding failures, and low proneness to conflict. Practical implementation of the obtained results increases the effectiveness of screening procedures and psychological support in the area of Internet employment.


Keywords:

internet work, internet employment, virtual work, personality traits, coping strategy, telecommuting, freelance, young worker, digital activity, correlation

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Введение

Системные трансформации на рынке труда, обусловленные развитием информационных технологий, цифровизацией и виртуализацией производственных процессов, детерминировали возможность и появление дистанционной занятости / самозанятости, в частности – интернет-работы. Феномен трудовой деятельности в контексте сети Интернет имеет свои плюсы и минусы, связанные не только с экономическими, финансовыми аспектами жизнедеятельности работника, но и с культурными, социально-психологическими. Интернет-занятость, как сфера трудовой деятельности, реализуемой посредством ресурсов сети Интернет и в рамках Интернет пространства, объединяет представителей разных социальных групп, профессий, выступает своеобразной платформой для комплексной самореализации человека, оптимизирует процессы его делового взаимодействия, сотрудничества.

Наиболее вовлеченной в интернет-занятость оказалась современная молодёжь, «открытая» большинству информационно-коммуникативных новаций. Молодое поколение как наиболее активная, мобильная, легко обучаемая и адаптирующаяся к новым условиям когорта населения, всё чаще использует виртуальную среду в качестве источника постоянного или дополнительного дохода. Вовлечение молодежи в новые формы трудовой деятельности может способствовать не только решению проблемы безработицы, но и полноценному раскрытию молодёжного потенциала, развитию активизма молодежи.

Интернет-занятость подходит группам людей, проживающим на значительном удалении от крупных городов, в сельской местности, в северных регионах, а также для людей с ограниченными возможностями передвижения (мобильности), здоровья, с инвалидностью. Для инвалидов такой вид занятости зачастую является единство возможным способом заработка. При этом достаточным для виртуальной трудовой деятельности является обеспечение выхода в Интернет, наличие персонального компьютера или продвинутого смартфона. Интернет-занятость фактически предоставляет возможность получения первого трудового опыта молодежью, а также трудоустройства выпускникам ссузов, вузов, не имеющим трудового стажа. (результаты исследований, например Ф. Кинсман, Б. Виртца, Д. Зайцева, Р. Капелюшникова, О. Синявской) [2, 21].

По мере распространения виртуальной формы занятости на мировом рынке труда (в среднем, от 5% в 1997 году к 20% в 2019) [23], повышался интерес учёных, представляющих разные отрасли знания, к исследованию феномена. Появлялись научные публикации, прежде всего, Б. Бриджеса, М. Кастельса, Х. Мюрлиса, А. Пригорда, Д. Аллена, Д. Тимоти, Дж. Ховардта [22].

Однако, как в России, так и за рубежом, в основном исследования интернет-занятости как фактора мобилизации творческого, инновационного и предпринимательского потенциала работников, сконцентрированы в сферах экономики и социологии (например, Э. Зелински, 2007; М. Антропова, 2010; С. Заиченко, 2012; Д. Стребков, 2015; В. Жеребин, 2016; Т. Хусяинов, 2017; И. Сизова, 2018; П. Силис, 2007; О. Моулд, К. Лау, 2014; Д. Пинк, 2015; Р. Флорида, 2017), но не психологических. Несмотря на достаточно длительное развитие интернет-занятости (более 20 лет), отсутствует научно обоснованный психологический портрет её представителя. Имеются зарубежные «наблюдения психологии интернет-занятости», а не научные фундаментально-прикладные, комплексные исследования (например, А. Элдер, 2007; Р.Кохен, 2017). При этом, существующие результаты слабоструктурированы и часто оторваны от самого процесса труда в Интернет-пространстве (в частности, книга Т. Оберлехнера «Психология рынка Форекс», 2011 или книга Б. Стинбарджера «Психология трейдинга», 2012). Б.Стинбарджер, являясь психологом, имеет смутное представление о процессе интернет-трейдинга, что, как отмечает Т.Мартынов, снижает степень валидности его выводов [13]. Немногочисленные психологические исследования проводятся в направлении анализа социально-психологических особенностей работников различных форм занятости; определения возможностей и угроз штатной и фриланс-деятельности; особенностей совладающего поведения фрилансеров (Я. Правкина 2013, 2015; С. Летягина 2018; Д. Зайцев, 2016-2020).

В российской науке исследованию проблем интернет-занятости представителей разных возрастных групп населения посвящены работы, например, Ю. Васильевой, И. Горбунова, Д. Зайцева, Р. Колосовой, A. Леонова, М. Луданик, Т. Николаевой, H. Скрыльниковой, И. Цыганковой, С. Шуравлевой [1,7,9,12]. Особенности трудовых отношений в условиях дистанционного труда рассматривается в трудах М. Беляевой, Ю. Веремейко, М. Либо, С. Паринова, Т. Яковлевой и др. [3, 4, 6]. Авторы анализируют специфику субъектных отношений в контексте интернет-занятости, позитивные и негативные стороны удаленной работы для работника и работодателя / заказчика, социально-психологические аспекты их взаимодействия. К примеру, в ходе исследований Н. Аринушкиной, Д. Зайцева было установлено, что к интернет-занятости более склонны люди интровертированные, с высоким творческим потенциалом. Многими дистанционная виртуальная работа воспринимается как «не вполне серьёзная», что снижает уровень ответственности; погружённость в виртуальную трудовую деятельность (когда нужно выполнять множество разнообразных функций, радикально отличающихся друг от друга) может способствовать стрессу, а профессиональная самоизоляция – развитию алекситимии, социальной тревожности [2].

Таким образом, в научных сообществах России и за рубежом психологические особенности интернет-занятости молодежи фактически находятся вне поля внимания ученых. Локальные исследования демонстрируют отсутствие единства мнений о дефинитивных психологических признаках интернет-занятости, её параметрах. Психологические исследования фундаментального характера фактически отсутствуют, релевантные математические модели интернет-занятости, психологические модели личности интернет занятого молодого работника в контексте российской науки не представлены. Это обусловливает актуальность проблематики нашего исследования, направленного на решение фундаментальной научной проблемы, заключающейся в противоречии между появлением нового феномена интернет-занятости и ограниченностью концептуальных представлений, эмпирических подходов, методов выявления и обоснования психологических особенностей личности, значимых в сфере интернет-занятости.

Методологические и методические аспекты исследования

Виртуальная занятость / самозанятость предполагает реализацию интернет-работниками различных копинг-стратегий как способов совладания с проблемами. Фактически работники «реагируют» на проявление в стрессовой ситуации триединой сущности личности (по С. Рубинштейну): потребности, способности, особенности темперамента и характера [16]. Соответственно, психологическая адаптация интернет-работника проявляется в системной трансформации сформированного динамического стереотипа личности с учетом новых условий и требований профессионально-трудовой деятельности (в терминологии Г. Суходольского, выделяющего профессиональную и не профессиональную трудовую деятельность) [19]. При стрессе у каждого человека вырабатывается своя стратегия совладания с ним, что зависит от личного опыта и имеющихся психологических ресурсов (например, труды Г.Селье, Р. Лазаруса, С. Фолкмана, Д. Амирхана, Н. Водопьяновой, Л. Китаева-Смык, Н. Никольской, Н. Сироты, С. Фроловой). Сегодня насчитывается более 400 копинг-стратегий, которые обьединены в три разряда: стратегии конгинивной адаптации (направлены на изменения мышления в стрессовой ситуации); стратегии поведенческой адаптации (ориентированы на работу с проблемой для её устранения); эмоционально-ориентированные стратегии (направлены на изучение и рефлексию эмоциональной сферы, выявление эмоций – производных стресса) [12,16].

Психологические особенности работающих в сфере интернет-занятости отличаются от психологических особенностей работников традиционной сферы деятельности. Переходя на «нетрадиционную» деятельность человек принимает на себя множество рисков, так как ему приходится самостоятельно самоактуализироваться, в первую очередь, начиная с организации своего личного времени, устанавливая его баланс с рабочим, формируя себе новую трудовую биографию, часто осваивая основы бухгалтерии, делопроизводства, документооборота. Специфика мотивационной сферы интернет-работника проявляется в том, что благодаря своей мотивации на ранней стадии, со временем он становится независимой, и самодостаточной личностью со своими мотивами и потребностями, не боясь того, что будет отвергнут окружающей средой. С увеличением стажа работы у интернет занятого уменьшается зависимость от людей, он становится самодостаточным и не боится отвержения [14]. Интересны и продуктивны для оптимизации виртуального трудоустройства, скрининга, поддержки работников психологические связи и зависимости, которые присутствуют в контексте интернет-занятости, что и обусловливает направленность нашего исследования.

Целью исследования, проведенного в 2019 – 2020-х гг. (N=104) стало выявление взаимосвязи личностных особенностей и копинг-стратегий у интернет-работников. Объектом исследования выступали психологические аспекты интернет-занятости. Предметом исследования – связь особенностей личности молодых интернет-работников и копинг-стратегий, реализуемых ими в контексте виртуальной трудовой деятельности. Методология исследования построена на представлении об интернет-работе как особой виртуальной дистанционной (удалённой) трудовой деятельности, трансформирующей не только уклад жизни, повседневность работника, но и его личностные качества, непосредственно влияющей на психоэмоциональное и психофизиологическое состояние человека.

Результаты наших предыдущих исследований (2016 – 2019 гг) свидетельствуют о том, что феномен интернет-занятости представлен множественностью проявлений, способностью генерировать новый стиль труда и новый образ жизни, а также психику работника. В частности, у определенной части интернет-работников наблюдаются алекситимичные, шизотипические, параноидные расстройства личности, маниакальные эпизоды (в соответствии с классом МКБ-10: Психические расстройства и расстройства поведения (F00-F99) [5,9,11]. Работники по разному реагируют на возникающие проблемы. Соответственно, исследовательская гипотеза заключалась в предположении о том, что существует взаимосвязь между личностными особенностями и копинг-стратегиями молодых интернет-работников.

Теоретико-методологической основой исследования выступили положения релевантных концепций Дж. Найллса, Ф. Кинсмана, Б. Виртца, а также В. Гимпельсона, Д. Зайцева, И. Панкратова, Д. Стребкова, А. Шевчука [9, 14, 18, 21], а также традиции позитивной психологии, важные для анализа системы психологического сопровождения интернет-занятости, ресурсов личности для самостоятельного трудоустройства, удовлетворенности трудом (М.Селигман, Д.Клифтон, А.Линли; С.Киселев, М.Розенова) [20]. Методической основой исследования стали: опросник «Копинг-стратегии» Р. Лазаруса, методика «Мотивация к избеганию неудач» Т. Элесса, методика диагностики личностной креативности Е. Туник, методика Г. Айзенка EPQ. Выборочная совокупность исследования - 104 респондента из числа молодежи (от 18 до 30 лет). Применялась комбинированная форма исследования (синтез офлайн /онлайн практик).

Новые эмпирические данные

Интернет-работники характеризуются средним уровнем мотивации к избеганию неудач (11,54 средних балла), что позитивно и свидетельствует о том, что виртуальная дистанционная трудовая деятельность позволяет получать достаточный доход и выраженно не влияет негативно на личность работника.

Показатели личностных особенностей молодых интернет-работников распределились дифференцированно по четырём шкалам: экстраверсия - 19,33 средних балла, нейротизм - 13,6, психотизм - 8,27, ложь - 1,52. Высокий показатель по первой шкале, скорее всего, свидетельствует о том, что интернет-занятые являются экстравертами, они открыты для взаимодействия, коммуникабельны. Средний показатель по шкале «Нейротизм», позволяет сделать вывод об относительной психической устойчивости молодых интернет-работников и о потенциальном превалировании эмоционального интеллекта в стрессовых ситуациях, что негативно может отразиться как на профессиональной деятельности, так и тесно связанной с нею, семейно-бытовой. По шкале «Психотизм» также был получен средний показатель, репрезентирующий невысокий уровень конфликтности респондентов. Низкий показатель по шкале «Ложь» подтверждает относительную искренность участников исследования.

На основе полученных результатов и их дополнительной обработки можно сделать вывод о том, что молодые интернет-работники чаще отличаются холерическим и сангвиническим типами темперамента. По нашим наблюдениям, это позитивно для виртуальной трудовой деятельности, так как для первых свойственна повышенная возбудимость, импульсивность, эмоциональная неустойчивость (которые нивелируются именно дистанцией от лица, с которым происходит взаимодействие), а также энергичность, инициативность, что необходимо для поиска новых проектов, оперативного выполнения работы. Для вторых (сангвиников) характерны неглубокие эмоциональные переживания, открытость новым впечатлениям, быстрая адаптация к новым условиям, хорошо развитые коммуникативные способности, что позволяет выполнять интернет-работу целенаправленно, продуктивно.

По результатам проведенного нами исследования творческих способностей молодых интернет-работников наибольшее значение выявлено по шкалам «Воображение» и «Сложность» (равное число средних баллов (- по 20,29)). Это отражает высокий уровень развития воображения, способность придумывать новые проекты, события, генерировать идеи для достижения целей, а также воспринимать сложные вещи, интерес к новым задачам, способность самостоятельно решить сложные проблемы. Среднее значение получено по шкале «Любознательность» (13,13 средних баллов), что позитивно, так как интернет-работа как форма самозанятости, предполагает постоянное самосовершенствование и развитие новых направлений профессиональной деятельности с учётом меняющейся конъюнктуры. Низкие показатели имеет шкала «Склонность к риску» (8,85), что свидетельствует о потребности в стабильности и устойчивости своего положения, нежелании испытуемых рисковать без необходимости.

Для исследования копинг-стратегий молодых интернет-работников мы использовали опросник «Копинг-стратегий» Р.Лазаруса. Наибольшее значение показателя получено по шкале «Самоконтроль» (средний балл 16,5), что отражает частоту целенаправленных усилий работников по подавлению и сдерживанию эмоций, минимизации влияния эмоций на восприятие ситуаций, высоком контроле своего поведения. Это обусловливает рациональный подход к восприятию и оценке ситуации, выбору стратегии поведения.

Также высокие значения оказались по шкалам «Положительная переоценка» (13,58) и «Бегство-избегание» (14,19). Соответственно, в трудных ситуациях интернет-работники применяют стратегию переоценки ситуации, то есть усиливается положительное значение ситуации с фокусированием на своем росте, как личности, негативные переживания преодолеваются за счет их положительного переосмысления. Либо применяется стратегия избегания неудач и происходит отрицание проблем, фантазирование, отклонение от стрессовых ситуаций. Может наблюдаться пассивность, вспышки раздражения, употребление психоактивных веществ для минимизации снижения эмоционального напряжения.

Средние значения, приближенные к высоким значениям, имеют шкалы «Конфронтационный копинг» (12,29), «Дистанцирование» (12,15), «Поиск социальной поддержки» (12,98), «Планирование решения проблемы» (12,65). Данные средние значения репрезентируют у интернет-работников среднюю степень враждебности и готовности к риску именно в трудных ситуациях, а также некоторые усилия для отстранения от ситуаций и уменьшения её значимости. Работники находятся в поисках эмоциональной или социальной поддержки, способны к аналитическому подходу в решении проблемы. Так же они ориентированы на взаимодействие с окружающим миром, ожидают поддержку, советы и сочувствие.

Низкое значение параметра получено по шкале «Принятие ответственности» (9 средних баллов), что отчасти негативно в контексте имманентной высокой степени ответственности за результаты своего труда, сроки выполнения заданий Заказчика / Руководителя. В определенном смысле, такое значение показателя обусловлено восприятием молодыми работниками самой сути интернет-занятости как чего-то отстраненного от реальности, где можно нажать кнопку, закрыть программу, выключить компьютер, и проблема исчезнет. Данная иллюзорность при наличии юридических оснований виртуального трудового взаимодействия наоборот способствует появлению правовых проблем в будущем.

Для выявления корреляционных связей между личностными особенностями и копинг-стратегиями молодых интернет-работников мы использовали коэффициент корреляции r-Пирсона. Все статистические данные обрабатывались с помощью программы SPSS Statistics. В ходе корреляционного анализа были выявлены статистически значимые положительные линейные связи между шкалами: «Положительная переоценка» - «Экстраверсия» (коэффициент корреляции Пирсона составляет r=0,40* при р=0,01), «Конфронтационный копинг» - «Сложность» (r=0,40* при р=0,01), «Принятие ответственности» - «Сложность» ((r=0,33* при р=0,01). Это подтвердило выдвинутую нами исследовательскую гипотезу.

Выводы

Полученная положительная взаимосвязь между шкалами «Положительная переоценка» - «Экстраверсия» свидетельствуют о том, если специалист является экстравертом в большей степени, чем интровертом, то при трудных жизненных обстоятельствах он больше сфокусирован на позитивных аспектах, на росте собственной личности; каждая негативная ситуация положительно переоценивается. Положительная взаимосвязь между шкалами «Конфронтационный копинг» и «Сложность» свидетельствует о том, что чем выше сложность исполнения работы, тем выше уровни враждебности и готовности к риску. Это обусловливает нерациональное использование копинг-действий при повышении степени сложности задач. Положительная взаимосвязь между шкалами «Принятие ответственности» и «Сложность», свидетельствует о том, что чем чаще работник сталкивается со сложностями в своей работе, тем больше он готов нести ответственность за свои действия. Он признает свою роль в возникшей проблеме и несет ответственность за ее решения. При невозможности такого акта личность тяготеет к самокритике, формированию чувства вины и неудовлетворённости собой. Таким образом, интернет-занятость является специфическим феноменом, обусловливающим трансформацию комплекса личностных характеристик интернет-работников, их поведения, копинг-стратегий. Психологическое исследование подтвердило предположение авторов о существовании взаимосвязи между личностными особенностями и копинг-стратегиями молодых интернет-работников. Наиболее выраженными стали связи между шкалами: «Положительная переоценка» и «Экстраверсия», «Конфронтационный копинг» и «Сложность» (деятельности). Результаты исследования подтверждают необходимость дальнейших психологических исследований личностных особенностей представителей интернет-занятости, а также имеют практическое значение для повышения эффективности процедур скрининга и психологического сопровождения в области виртуальной занятости.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ

в рамках научного проекта № 18-013-00560



References
1.
Alkhimenko O.N. Distantsionnaya zanyatost' v sovremennoi ekonomike // Modeli, sistemy, seti v ekonomike, tekhnike, prirode i obshchestve. 2012 №1(27). S.27-32.
2.
Arinushkina N. S., Zaitsev D. V. Internet-zanyatost' molodezhi: sotsial'no-psikhologicheskie aspekty regulirovaniya // Byulleten' nauki i praktiki. 2017. №10 (23). S. 328-332.
3.
Bazzhina V. A., Tsygankova I. V., Nikishina O. Yu. Razvitie nestandartnykh form zanyatosti v sovremennoi Rossii // Rossiiskoe predprinimatel'stvo, 2014. S. 71–86.
4.
Belyaeva M. G. Osobennosti trudovykh otnoshenii v usloviyakh distantsionnoi zanyatosti // Upravlenie personalom, 2008. № 9. S. 32-36.
5.
Burdaeva E.Yu., Zaitsev D.V., Letyagina S.K. Indikatornye parametry i effekty sovremennoi internet-zanyatosti: sotsial'no-psikhologicheskii kontekst // Byulleten' nauki i praktiki, 2018. T.4. №10. S.443-450.
6.
Vasil'eva Yu.V., Shuravleva S.V. Distantsionnaya rabota: novye vozmozhnosti dlya rossiiskogo biznesa // Ekonomika i predprinimatel'stvo 2015. №2. S. 121-135.
7.
Veremeiko Yu. Novye formy trudovykh otnoshenii: nadomnyi trud i distantsionnaya zanyatost' // Kadrovik. 2009. №1. S. 31-39.
8.
Vodop'yanova N.E. Resursnoe obespechenie protivodeistviya profes-sional'nomu vygoraniyu sub''ektov truda (na primere spetsialistov sub''ekt-sub''ektnykh professii): Dis. d-ra psikhol. nauk. SPb., 2014. 554 s.
9.
Zaitsev D.V., Shchelokova I.V. Virtual'naya distantsionnaya zanyatost' molodezhi: sotsial'noe znachenie i prognoz // Byulleten' nauki i praktiki, 2016. №9(10). S. 204-207.
10.
Kitaev-Smyk L.A. Soznanie i stress: tvorchestvo, sovladanie, vygo-ranie, nevroz. M.: Smysl, 2015. 767 s.
11.
Lovtsova N.I., Pravkina Ya.Yu., Zaitsev D.V., Shcheblanova V.V. Ekonomicheskie i sotsial'no-upravlencheskie aspekty virtual'nykh trudovykh otnoshenii sovremennoi rossiiskoi molodezhi // Ekonomika i upravlenie, 2018. T.12. Vyp. 1. S. 159-169.
12.
Ludanik M.V., Savinkova V.I. Faktory, vliyayushchie na vybor formy zanyatosti molodezhi na rossiiskom rynke truda // Lomonosov – 2017: molodezhnyi forum: sbornik nauchno-prikladnykh materialov. M.: MGU im. Lomonosova, 2017. S. 102-106.
13.
Martynov T. Psikhologiya treidinga. 2018 [Elektronnyi resurs]. URL: http://smart-lab.ru/blog/reviews/188540.php (data obrashcheniya: 24.09.2020).
14.
Pankratova I.A. Vzaimosvyaz' professional'nykh predstavlenii i individual'no-lichnostnykh osobennostei u frilanserov // professional'nye predstavleniya. 2017. №1(9). S. 139-148.
15.
Rasskazova E.I., Gordeeva T.O., Osin E.N. Koping-strategii v strukture deyatel'nosti i samoregulyatsii: psikhometricheskie kharakteristiki i vozmozhnosti primeneniya metodiki SORE // Psikhologiya. Zhurnal Vysshei shkoly ekonomiki. 2013. T. 10. № 1. S. 82-118.
16.
Rubinshtein S. L. Osnovy obshchei psikhologii. SPb: Piter, 2000. 712 s.
17.
Seligman M. Novaya pozitivnaya psikhologiya [nauchnyi vzglyad na schast'e i smysl zhizni]; [per. s angl. pod red. I. Solukhi]. Moskva; Kiev: Sofiya, 2006. 367 s.
18.
Strebkov D.O., Shevchuk A.V. Frilansery na rossiĭskom rynke truda // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2010. №2. S.44-55.
19.
Sukhodol'skii G.V. Osnovy psikhologicheskoi teorii deyatel'nosti. M.: LKI, 2008. 168 s.
20.
Aspinwall L, Brunhart S. What I don't know won't hurt me. In J. Gillham (Ed.), The science of optimism and hope: Research essays in honor of Martin E. P. Seligman. Philadelphia: Templton Foundation Press, 2000. R. 163-200.
21.
Malone T.W., Laubacher R.J. The Dawn of the E-lance Economy // Harvard Business Review. 2008. Vol. 76. №5. P. 144–152. URL:https://hbr.org/1998/09/the-dawn-of-the-e-lance-economy (data obrashcheniya: 23.09.2020).
22.
Mann S. The Psychological Impact of Teleworking: Stress, Emotions and Health // New Technology Work and Employment. 2003. №18(3). R. 196-211.
23.
Research. International Labour Organization // https://www.ilo.org/global/research/lang--en/index.htm (data obrashcheniya k resursu: 22.09.2020).
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website