Статья 'Гендерные различия в реактивной и проактивной агрессии у студентов' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Psychologist
Reference:

Gender Differences of Reactive and Proactive Aggression Demonstrated By Students

Erzin Alexander Igorevich

PhD in Psychology

Docent, the department of Clinical Psychology and Psychotherapy, Orenburg State Medical University

460000, Russia, g. Orenburg, ul. Sovetskaya, 6

alexerzini@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0425.2013.3.640

Review date:

18-12-1969


Publish date:

1-3.6-2013


Abstract: The article contains a short review of literature on proactive and reactive aggression. The author of the article presents results of the research of the phenomenon of proactive aggression demonstrated by students. According to the received results,  the higher level of proactive aggression is more typical for men while girls have a tendency towards reactive aggression. Men also demonstrated such forms of aggressive behavior as physical aggression and negativism while women showed verbal aggression, irritation and offense. Research of the identity of students by projective tests revealed the increased tendency towards open aggressive actions among young men. Recommendations on how to work with the revealed psychological features are provided for both groups of surveyed students. 


Keywords: proactive aggression, reactive aggression, aggresive behavior, predictors of aggression
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .
Введение

На сегодняшний день изучению различных аспектов агрессивности и агрессивного поведения посвящено бесчисленное множество работ [1, 2, 4, 5, 7, 13, 15]. В том числе, в исследованиях этой области нередко затрагивается гендерный аспект [3, 6, 8, 10-11, 14, 16]. Однако акцент в подобных исследованиях смещается на детальное изучение реактивной (защитной) агрессии. Из поля зрения ученых зачастую упускается такая важная составляющая агрессивных действий, как внутренние побуждения самой личности агрессора.

Истоки реактивной агрессии наиболее ярко представлены во фрустрационной модели агрессивного поведения [18], в рамках которой агрессия определяется как реакция защитного характера в ответ на реальную или ожидаемую угрозу, фрустрацию или провокацию [19]. Агрессия, согласно этой модели, как правило, сопровождается негативными эмоциональными переживаниями в форме гнева. Реактивные агрессоры импульсивны, враждебны, их поведение стереотипно и слабо поддается контролю [24]. Агрессивное поведение в этом случае обычно не запланировано (Crick and Dodge, 1996; Dodge and Coie, 1987; Meloy, 1997; Vitiello et al., 1990).

Проактивная агрессия рассматривается как неспровоцированное жестокое поведение. Источники проактивной агрессии описываются в теории социального научения [17]. В данном случае под агрессией понимается намеренное поведение, регулируемое внешними подкреплениями (например, денежным вознаграждением) [20] и направленное на достижение желаемой цели [19].

Проактивная и реактивная агрессия отличаются как предикторами формирования (в частности, когнитивными механизмами обработки информации), так и конечным результатом в виде насильственного поведения, которое в том и другом случае может быть осознанным и управляемым. Хотя реактивная и проактивная формы агрессии не связаны между собой, более предпочтительной представляется двухфакторная модель, чем однофакторная [там же]. На следующей схеме наглядно представлены проявления реактивной и проактивной агрессии, согласно A.L.Fung, A.Raine, Y.Gao [22] (рис. 1):

Рис. 1. Двухфакторная модель проактивной-реактивной агрессии (Fung A.L., Raine A., Gao Y., 2009).

Данная модель ярко демонстрирует различия во внешних проявлениях проактивной и реактивной агрессии, а также их взаимосвязь с факторами агрессивного поведения (в первом случае в качестве факторов выступают желания и намерения личности, а также внешнее подкрепление, а во втором – фрустрация, провокация или угроза со стороны других людей).

На следующей схеме (рис. 2) изображены различия между традиционной моделью агрессивного поведения, предложенной Б.Бассом (B.Buss), и двухфакторной моделью реактивной-проактивной агрессии [23].

Рис. 2. Модели агрессии (по Polman H. et al.).

Авторы модели проводят не вполне четкую грань между многофакторной и двухфакторной моделями агрессивного поведения, поскольку из первой схемы, описывающей проявления физической, вербальной и латентной (косвенной) агрессии, не совсем ясно, какие из проявлений можно отнести только к реактивной, а какие – к проактивной агрессии. Однако, можно предположить, что как реактивная, так и проактивная агрессия могут относится и к физической, и к вербальной, и к латентной агрессии.

На следующей схеме (рис. 3) это соотношение представлено в более развернутом виде:

Рис. 3. Типы проактивной агрессии (модель основана на работах Annis Lai-Chu Fung, Adrian Raine и Yu Gao, 2009).

Как видно из данной схемы, проактивная агрессия делится на три типа: физическую (с применением насилия для достижения желаемого результата), вербальную (в форме угроз и манипуляций людьми с помощью повышения голоса) и косвенную (подстрекательство) агрессию.

Таким образом, проявления проактивной агрессии многообразны, однако, нужно всегда учитывать, что подобный тип агрессивного поведения всегда формируется под влиянием потребностей, желаний, намерений и установок самой личности агрессора. В качестве подкрепления подобной модели поведения могут выступать денежное вознаграждение, поощрение авторитетных лиц, возможность управлять и манипулировать людьми ради достижения поставленной цели, продвижение по службе и т.д. То есть проактивная агрессия – это, поведение деструктивного характера, возникающее и реализующееся под влиянием внутренних побуждений личности .

Материалы и методы

Было обследовано 90 студентов в возрасте 19-37 лет (средний возраст 20,4±3,13), из них 25 мужчин, 65 женщин.

В процессе исследования применялись следующие методики: опросник «Реактивная-Проактивная агрессия» Э.Рейна (Raine A. et al, 2006), опросник Басса-Дарки, Hand-тест.

Опросник «Реактивная-Проактивная агрессия» был разработан Э.Рейном, К.Доджем, Р.Лобером, Л.Гацке-Копп и Д.Линамом [22] для изучения различий в уровне реактивной/проактивной агрессивности подростков. Опросник содержит 23 пункта и 3 варианта ответов («Никогда» - оценивается в 0 баллов, «Иногда» - 1 балл, «Часто» - 2 балла), из которых испытуемый должен выбрать только один, наиболее точно описывающий его реальное поведение. 12 вопросов теста относятся к проактивной агрессии, 11 – к реактивной. Методика позволяет выявить как общий уровень агрессивности обследуемого, так и получить значения отдельно по обеим шкалам (реактивная/проактивная агрессия).

Опросник Басса-Дарки (Buss & Durkee) содержит 75 утверждений и позволяет диагностировать 8 типов агрессивного поведения:

1) физическая агрессия;

2) вербальная агрессия;

3) раздражение;

4) негативизм;

5) обида;

6) подозрительность;

7) косвенная агрессия;

8) чувство вины.

В целом, методика направлена на выявление степени выраженности агрессивных проявлений, причем агрессия в данном случае носит реактивный (защитный) характер, то есть рассматривается как ответ на провокацию, воображаемую или реальную угрозу или фрустрацию.

Тест руки Э.Вагнера (Hand-тест) относится к категории проективных методик. Предполагается, что проективный личностный тест, в котором различные изображения руки используются в качестве визуальных стимулов, позволит выявить многие поведенческие тенденции человека на основании особенностей его индивидуального восприятия предложенного стимульного материала. Hand-тест построен на допущении, что ответы испытуемого на предъявляемые ему неоднозначные стимулы отражают существенные и относительно устойчивые свойства его личности [9].

Стимульный материал теста состоит из девяти карточек с изображением кистей рук и одной пустой карточки.

При подсчете баллов и интерпретации используются следующие категории: «Агрессия» (Agg), «Директивность» (Dir), «Страх» (F), «Аффектация» (Aff), «Коммуникация» (Com), «Зависимость» (Dep), «Эксгибиционизм» (Ex), «Калечность» (Crip), «Активные безличные ответы» (Act), «Пассивные безличные ответы» (Pass), «Описание» (Des), «Напряжение» (Ten), «Галлюцинации» (Bas), «Отказ ответа» (Fail) [там же].

Результаты и обсуждение

В целом, в обследованной группе студентов наблюдается относительно низкий уровень агрессии (среднее – 8,206, σ= 3,77) в сравнении с тестовыми нормами по методике «Реактивная-Проактивная агрессия» Рейна. Показатели по шкале реактивной агрессии доминируют по отношению к проактивной (рис. 4). Среднее по шкале «Реактивная агрессия» в общей группе обследованных составило 5,46 (σ=2,64). Уровень проактивной агрессии – 2,76. В целом, это может быть свидетельством того, что студенты более склонны реагировать на внешние провоцирующие факторы, нежели самим выступать в роли провокаторов агрессии.

Рис.4. Данные опросника «Реактивная-Проактивная агрессия» в общей выборке.

Сравнивая показатели, полученные с помощью опросника Рейна в подгруппе мужчин и подгруппе женщин, было установлено, что общий уровень агрессии в мужской выборке превышает таковой в женской (рис.5 и 6). Обнаружено, что юноши более агрессивны, чем девушки, причем уровень проактивной агрессии (среднее – 7,4, σ= 1,34) у них преобладает над уровнем реактивной (среднее – 4,4, σ=3,36).

Рис. 5. Данные опросника «Реактивная-Проактивная агрессия» в мужской выборке.

Рис. 6. Данные опросника «Реактивная-Проактивная агрессия» в женской выборке.

Статистически значимые различия выявлены как по общему уровню агрессии (при p≤0,05 tКр=2,03, при p≤0,01 tКр=2,72; tЭмп=3,37), так и по шкале «Проактивная агрессия» (tЭмп=10,3). Достоверных различий по шкале «Реактивная агрессия» между выборками не обнаружено.

Качественный анализ результатов опросника Басса-Дарки показал, что индекс агрессии у юношей также значительно выше, чем у девушек (в среднем 23). В мужской выборке преобладают показатели по шкалам «Физическая агрессия» (12), «Негативизм» (4). В женской группе студентов доминирующими оказались шкалы «Вербальная агрессия» (10), «Раздражение» (7) и «Обида» (6). Из этого следует, что юноши более склонны в конфликтных ситуациях прибегать к применению физической силы, в то время как девушки зачастую используют словесные оскорбления, а также бывают повышенно раздражительными и нередко склонны к обидам.

Проективное исследование студентов при помощи методики Hand-тест позволило выявить у юношей более выраженную склонность к открытым агрессивным действиям (Iа=1,6). В женской выборке данный показатель значительно ниже - Iа=0,8. Также были получены достоверные различия в уровне ожидаемой агрессии (в мужской группе – 5,78).

Кроме того, в мужской выборке преобладают ответы из категорий «Агрессивность» (16%), «Директивность (10,6%), «Активные безличные ответы» (30,13%) и «Описание» (15,9%). В группе девушек доминирующими оказались ответы из категорий «Директивность (9,5%), «Коммуникация» (15,3) и «Аффектация» (14%). В этой связи можно предположить, что юноши обладают более деструктивными структурными задатками и внутриличностными тенденциями, повышающими риск реализации агрессии. Одновременно с этим, девушки больше настроены на общение (категория «Коммуникация»), они склонны к повышенному эмоциональному отреагированию («Аффектация»). Однако потребность в доминировании (ответы из категории «Директивность») хорошо развита как в женской, так и в мужской подгруппах.

Выводы

Проведенное исследование показало, что в юношам более свойственна проактивная агрессия, в то время как девушкам – реактивная. Проактивная агрессия – это не просто готовность личности использовать агрессию при любом удобном случае. Это, прежде всего, инструмент для достижения поставленных целей. Проактивная агрессия – это продуманная поведенческая модель, контролируемая сознанием с сохранной способностью человека руководить своими действиями и при потенциальных негативных последствиях отказываться от использования подобного инструмента.

Реактивная агрессия более импульсивная, она нередко характерна для более эмоциональных личностей, коими, как правило, являются девушки. Обучаясь в ВУЗе, студенты часто оказываются в различной степени травмирующих стрессовых обстоятельствах, как-то: практические и семинарские занятия, экзаменационные сессии, внутригрупповые конфликты, а также конфликты с преподавателями. Подобные события нередко вызывают целый комплекс негативных эмоциональных реакций у девушек, в том числе, и агрессивного характера. Тем не менее, у них степень выраженности склонности к подобному поведению, как показало исследование, значительно ниже, чем у юношей. Данные особенности, безусловно, следует отнести к гендерным различиям в агрессии. Однако этот факт вовсе не позволяет полагать, что как реактивный, так и проактивный типы агрессивного поведения не могут быть корригированы.

Осознание собственных поведенческих паттернов поведения, сведение до минимума стереотипных, автоматизированных реакций, вероятно, окажет существенную помощь в снижении риска возникновения опасных форм агрессии. В то же время проактивная агрессия, не являясь импульсивной, также может представлять определенную опасность для окружающих. В этой связи назревает проблема изучения взаимосвязи проактивного агрессивного поведения человека как инструмента при решении повседневных проблем с мировоззренческой основой личности агрессора (ценностные ориентации, установки, метамотивация, принципы и идеалы). Коррекционная работа с элементами мировоззренческого ядра личности позволит существенно снизить риск возникновения девиантного и антисоциального поведения у студентов.



References
1.
Banshchikova T.N. Agressiya kak forma psikhicheskoi aktivnosti lichnosti // Global'nyi nauchnyi potentsial. 2012. T. 11. № 2. S. 22-26.
2.
Berseneva Yu.A. Kliniko-psikhopatologicheskaya struktura psikhicheski bol'nykh s vnutribol'nichnoi agressiei // Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal. 2011. № 2. S. 31-34.
3.
Dvoryanchikov N.V., Zhumagalieva M.Yu. Vzaimosvyaz' predstavlenii o gendernykh stereotipakh i sklonnosti k agressii u nesovershennoletnikh pravonarushitelei // Yuridicheskaya psikhologiya. 2009. № 3. S. 42-47.
4.
Ivanov O.V., Egorov A.Yu. Agressiya i suitsidal'noe povedenie: neiropsikhologicheskie aspekty // Nevrologicheskii vestnik (Zhurnal im. V.M. Bekhtereva). 2012. T. 44. № 3. S. 15-28.
5.
Kameneva K.Yu., Ten'kov A.A. Agressiya v sem'e, realizuyushchayasya posredstvom prichineniya khimicheskikh i termicheskikh ozhogov // Fundamental'nye issledovaniya. 2012. № 2-0. S. 62-64.
6.
Kachaeva M.A., Rusina V.V. Gendernye aspekty osobennostei agressivnykh prestuplenii, sovershennykh zhenshchinami // Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal. 2010. № 6. S. 4-10.
7.
Kobyakova G.N. Rechevaya agressiya v sovremennoi shkole // Vestnik Taganrogskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo instituta. 2010. № 2s. S. 146-151.
8.
Kuznetsova S.O., Abramova A.A.Gendernye osobennosti proyavlenii kosvennoi agressii // Suitsidologiya. 2011. № 2. S. 15-18.
9.
Kurbatova T. N., Mulyar O. I. Proektivnaya metodika issledovaniya lichnosti «Hand-test». Metodicheskoe rukovodstvo. — SPb.: GMNPPP «IMATON», 2001.
10.
Kuritsyna A.A., Bundalo N.L. Gendernye osobennosti proyavlenii agressivnosti i vrazhdebnosti pri posttravmaticheskom stressovom rasstroistve // Sibirskoe meditsinskoe obozrenie. 2007. T. 42. № 1. S. 47-51.
11.
Markova S.V. Issledovanie gendernykh razlichii agressivnogo povedeniya podrostkov // Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie www.psyedu.ru. 2012. № 1. S. 40-50.
12.
Minnetdinova L.M. Sotsial'no-demograficheskie i klinicheskie kharakteristiki zhenshchin s vnutrisemeinoi agressiei // Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal. 2007. № 4. S. 37-42.
13.
Portnova A.A., Serebrovskaya O.V., Myalkovskaya O.V., Golub S.V., Tokhtuev V.G. Agressiya u detei i podrostkov - zhertv terroristicheskikh aktov // Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal. 2007. № 1. S. 47-53.
14.
Salo S.I., Romanina E.V. Issledovanie gendernykh i vozrastnykh faktorov, vliyayushchikh na formirovanie agressii // Fizicheskaya kul'tura: vospitanie, obrazovanie, trenirovka. 2012. № 3. S. 30-31.
15.
Strelkov N.A. Tifoanaliticheskii vzglyad na agressiyu // Suitsidologiya. 2010. № 1. S. 62-62.
16.
Sukhareva N.F. Gendernye osobennosti proyavleniya agressii uchashchimisya mladshego shkol'nogo i podrostkovogo vozrasta. Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni kandidata psikhologicheskikh nauk / Moskovskii pedagogicheskii gosudarstvennyi universitet. Moskva, 2006.
17.
Bandura A. Social Learning Theory. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1977.
18.
Berkowitz L. Frustration-aggression hypothesis: Examination and reformulation. Psychol Bull 106:59–73, 1989.
19.
Connor D.F., Steingard R.J., Anderson J.J., Melloni Jr. R.H., Gender Differences in Reactive and Proactive Aggression // Child Psychiatry and Human Development, Vol. 33(4), Summer 2003. P. 279-294.
20.
Dodge KA, Coie JD. 1987. Social-information-processing factors in reactive and proactive aggression in children’s peer groups. J Pers Soc Psychol 53:1146–1158.
21.
Fung A.L., Raine A., Gao Y. Cross-Cultural Generalizability of the Reactive–Proactive Aggression Questionnaire (RPQ) // Journal of Personality Assessment, 91(5), 473–479, 2009).
22.
Kenneth Dodge, Rolf Loeber, Lisa Gatzke-Kopp, Don Lynam. The Reactive-Proactive Aggression Questionnaire: Differential Correlates of Reactive and Proactive Aggression in Adolescent Boys // Aggressive Behavior. - Volume 32, pages 159–171 (2006).
23.
Polman H., D.-Castro B.O., Thomaes S., V.-Aken M. New Directions in Measuring Reactive and Proactive Aggression: Validation of a Teacher Questionnaire // J Abnorm Child Psychol (2009) 37:183–193.
24.
Sylvain O. Nouvion, Don R. Cherek, Scott D. Lane, Oleg V. Tcheremissine, and Lori M. Lieving. Human proactive aggression: association with personality disorders and psychopathy // Aggressive behavior. Volume 33, pages 552–562 (2007).
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website